NORWEGIAN Fish Oil

21357, Россия, Московская область, Москва, Верейская, д.29 стр.134, БЦ Верейская Плаза 3


Товар добавлен в корзину

От омеги до альфы: Омега-3 жирные кислоты как источник долголетия и красоты





Открыть в PDF

1 ТКАЧЕВ Владислав Петрович К.м.н., врач-дерматолог, трихолог, эндокринолог, руководитель курса медицинской трихологии РУДН, Москва
2 ДАВИДЯН Ованес Вагенович Врач-терапевт, Генеральный директор ОДАС Фарма, Член Ассоциации Междисциплинарной медицины, член Общества по организации здравоохранения и общественного здоровья,Москва
3 БАРУНОВА Наталья Григорьевна Врач-дерматолог, трихолог, рефлексотерапевт, нутрициолог, специалист по антиэйдж медицине; зав. отделением трихологии клиники БиоМи Вита; член Профессиональной Ассоциации Рефлексотерапевтов России, Научно-Практического общества трихологии, член ISSFAL и Skin Alliance, Москва

Омега-3 полиненасыщенные жирные кислоты относятся к незаменимым. Они должны постоянно поступать в организм с пищей, при этом в рационе большинства россиян эти кислоты находятся в значительном дефиците. Между тем есть много данных о положительном влиянии приема Омега-3 ПНЖК на состояние сердечно-сосудистой системы, ментальных функций и, конечно же, волос. Этот вопрос прицельно рассматривается в статье. Приводятся данные по кардиальным и экстракардиальным эффектам приема Омега-3 ПНЖК. Например, установлено, что сочетанное применение Омега-3 ПНЖК с антиоксидантами — цинком, таурином и растительными полифенолами — позволяет снизить патологическое выпадение волос и улучшить их качество как у мужчин, так и у женщин.

В 1929 г. биохимики Барр (рис. 1) и Эванс обнаружили, что у крыс, получающих рацион, полностью лишенный полиненасыщенных жирных кислот (ПНЖК), но содержащий все остальные необходимые компоненты, наблюдается замедление роста и бесплодие. Кроме того, у животных развивался чешуйчатый дерматит, отек почек и поражалась мочевая система. Позднее, в экспериментах на других животных и человеке, было установлено, что у млекопитающих в организме не синтезируются такие ПНЖК, как линолевая, ɑ-линоленовая и арахидоновая. При этом дефицит линолевой кислоты не может быть исправлен с помощью приема a-линоленовой кислоты и наоборот. Добавляя в пищу эти кислоты, можно проводить лечение экспериментальных животных, если патологические изменения не зашли слишком далеко.


Дальнейшие исследования подтвердили, что у млекопитающих нет ферментов, образующих двойные связи в n-3 и n-6 позиции углеродной цепи жирных кислот. Таким образом, было доказано, что жирные кислоты являются эссенциальными (незаменимыми), поскольку организм неспособен производить их самостоятельно. Дальнейшие исследования показали, что у людей при хроническом голодании развивается чешуйчатый дерматит и отмечается нарушение транспорта липидов.

Нарушения, связанные с недостатком незаменимых жирных кислот, отмечены и у больных, жизнедеятельность которых в течение длительного времени поддерживается только за счет внутривенного питания, почти лишенного ПНЖК. С их дефицитом связано развитие следующих заболеваний:

  • кистозный фиброз (муковисцидоз);
  • энтеропатический акродерматит;
  • гепаторенальный синдром;
  • полисистемная дегенерация нейронов;
  • цирроз печени;
  • хронический алкоголизм;
  • болезнь Крона (гранулематоз кишечной стенки с изъявлениями слизистой оболочки и сужением просвета кишки);
  • синдром Шенгрена-Ларссона (олигофрения с задержкой физического развития);
  • атеросклероз;
  • ишемическая болезнь сердца и инфаркт миокарда;
  • болезнь Альцгеймера (старческое слабоумие);
  • тромбоз сосудов и их повышенная хрупкость;
  • инсульты.

УДИВИТЕЛЬНОЕ ОТКРЫТИЕ

Впервые предположение о взаимосвязи между недостатком ПНЖК и ишемической болезнью сердца (ИБС) высказал английский физиолог Hugh Sinclair в 1937 г. Спустя 7 лет он посетил популяцию эскимосов и был поражен, насколько же редко среди них встречается заболеваемость атеросклерозом. Свою теорию о защитных свойствах Омега-3 жирных кислот он представил в 1956 г. в письме к журналу Lancet . Она противоречила существующей догме о том, что все животные жиры являются вредными.

Несмотря на такое расхождение с устоявшимися взглядами, Hugh Sinclair не отказался от идеи, и в 1970 г. совместно с датскими исследователями Bang и Dyerberg совершил экспедицию в Гренландию . Исследователи установили, что ежедневный рацион эскимосов включает в себя 400 г различных морских продуктов, что составляет в среднем 14 г Омега-3 жирных кислот — почти в 5 раз выше, чем потребляют жители Дании. Как и ожидалось, частота инфаркта миокарда среди эскимосов была в 10 раз ниже, чем у датчан. Также у эскимосов и датчан были обнаружены различия по набору жирных кислот, входящих в состав тромбоцитов. Эти популяции отличались по гемостатическим факторам, времени кровотечения, уровню триглицеридов и липопротеидов высокой плотности (ЛПВП).

Для подтверждения того, что найденные различия связаны именно с потреблением Омега-3 жирных кислот, Sinclair в 1977 г. провел собственный эксперимент: в течение 100 дней он придерживался питания, характерного для эскимосов. К окончанию эксперимента ученый обнаружил у себя удлинение времени кровотечения, снижение уровня тромбоцитов, эритроцитов, гематокрита и гемоглобина. Значительно снизился уровень липопротеидов очень низкой плотности (ЛПОНП) и увеличился уровень липопротеидов высокой плотности (ЛПВП). При этом существенно повысилась концентрация эйкозапентаеновой кислоты в крови. Ученый сделал вывод о том, что правильный баланс Омега-3 и Омега-6 жирных кислот способствует профилактике тромбозов.

В 80-х гг. прошлого столетия крупные проспективные исследования возродили интерес к Омега-3 жирным кислотам и их возможности в первичной и вторичной профилактике сердечно-сосудистых заболеваний . На сегодняшний день, по данным НИИ Питания РАМН, дефицит потребления Омега-3 ПНЖК у большей части детского и взрослого населения России составляет около 80%.

МЕХАНИЗМЫ ВЛИЯНИЯ ПНЖК НА ОРГАНИЗМ

Существуют 4 класса ПНЖК: Омега-3, Омега-6, Омега-7 и Омега-9. Это деление основано на положении первой двойной связи по отношению к углероду концевой метильной группы. Основными функциями ПНЖК являются их участие в формировании фосфолипидов клеточных мембран и синтезе эйкозаноидов (биологически активных веществ — тканевых гормонов): простациклинов (ПЦ), простагландинов (ПГ), лейкотриенов (ЛТ) и тромбоксанов (ТК). Эти вещества играют активную роль в регуляции функций всего организма.

Для понимания механизма действия ПНЖК практический интерес для врача представляют 2 класса ПНЖК: Омега-3 и Омега-6.

Ключевым представителем жирных кислот класса Омега-6 является арахидоновая кислота (АК). Она входит в состав фосфолипидов клеточных мембран тромбоцитов и эндотелиальных клеток. Арахидоновая кислота поступает в организм частично с пищей (растительными маслами) и частично синтезируется самим организмом, что обеспечивает ее постоянное присутствие у человека.

Омега-3 ПНЖК — эйкозапентаеновая (ЭПК) и докозагексаеновая (ДГК) кислоты — играют важную роль в жизнедеятельности организма. Они формируют адекватную ответную реакцию клеток на действие внешних патогенных факторов, регулируют липидный обмен, предупреждают развитие воспаления, образование тромбов и нарушение сердечного ритма. Свободные ЭПК и ДГК являются важными структурными компонентами клеточных мембран; они ингибируют функции трансмембранных ионных каналов всех органов и тканей — головного мозга, зрительного анализатора и др.

Эйкозапентаеновая кислота усиливает эффективность антиоксидантных систем организма, нормализует процессы транспорта липидов в кровяном русле, репарацию клеточных мембран, активацию иммунокомпетентных клеток, способствует улучшению всасывания жиров в желудочно-кишечном тракте. Она способствует нормализации состояния при гиперлипопротеинемиях, гипертонической болезни, склонности к тромбозам, сахаром диабете, бронхиальной астме, кожных заболеваниях и иммунодефицитных состояниях. Докозагексаеновая кислота в первую очередь накапливается в мембранных структурах головного мозга и репродуктивной системы.

Омега-3 и Омега-6 ПНЖК обеспечивают синтез тканевых гормонов-эйкозаноидов (к ним относятся простагландины, простациклины, тромбоксаны, лейкотриены), регулирующих местные клеточные и тканевые функции — воспалительные реакции, функционирование тромбоцитов, лейкоцитов и эритроцитов, сужение и расширение сосудов и т.д. В норме, при достаточном поступлении в организм человека, Омега-3 ПНЖК вытесняют арахидоновую кислоту и вступают в конкурентное ее замещение в фосфолипидах клеточных мембран циклооксигеназного и липооксигеназного путей метаболизма. Это играет важную роль в понимании механизмов действия ПНЖК, поскольку функциональные свойства эйкозаноидов, синтезируемых из Омега-6 и Омега-3, противоположны.

Так, образующийся из Омега-3 ПНЖК простациклин 3 (ПЦ3) оказывает вазодилатирующий эффект и снижает артериальное давление. Простациклин 2 (ПЦ2), синтезируемый из Омега-6, напротив, вызывает вазоконстрикцию. Различные функциональные свойства были выявлены и в отношении тромбоксанов. Показано, что из Омега-3 ПНЖК синтезируется тромбоксан 3 (ТК3), который оказывает выраженный антиагрегационный эффект. Синтезируемый из Омега-6 тромбоксан 2 (ТК2), наоборот, активирует агрегацию тромбоцитов.

Подобные различия выявлены и в синтезе лейкотриенов (ЛТ). Лейкотриен 5 (ЛТ5), синтезируемый из Омега-3 ПНЖК, оказывает выраженный противовоспалительный эффект, в то время как лейкотриен 4 (ЛТ4), синтезируемый из Омега-6 ПНЖК, не влияет на процессы воспаления, а в некоторых случаях даже потенцирует развитие воспалительных реакций. Таким образом, эйкозаноиды, полученные из Омега-3 ПНЖК, обладают противовоспалительным и антитромботическим действием, способностью регулировать тонус сосудов (в противоположность метаболитам из Омега-6 ПНЖК) (рис. 2).

здоровье долголетие

Механизм действия Омега-3 ПНЖК включает в себя следующие этапы:
1. Подавление синтеза провоспалительных эйкозаноидов (простагландинов 2, лейкотриенов 4) из арахидоновой кислоты.
2. Активация синтеза противовоспалительных эйкозаноидов (простагландинов 3, лейкотриенов 5).
3. Уменьшение выработки фактора агрегации тромбоцитов, фактора некроза опухоли и интерлейкина-1.
4. Подавление влияния на фактор роста эритроцитов (PDGF), уменьшение агрегации эритроцитов, стимуляцию расслабления эндотелиальных клеток стенок кровяных сосудов;
5. Нормализация липидного обмена:

  • снижение уровня триглицеридов (ТГ) и липопротеидов очень низкой плотности (ЛОНП) в плазме крови;
  • подавление синтеза ТГ и аполипопротеина в печени;
  • активизацию выведения печенью и периферическими тканями из кровотока ЛОНП;
  • увеличение экскреции желчных кислот кишечником;
  • повышение уровня липопротеидов высокой плотности (ЛПВП).

Научный совет Американской ассоциации сердца (American Heart Association) (AHA) рекомендует прием Омега-3 ПНЖК для вторичной профилактики ИБС и внезапной сердечной смерти (ВСС) у больных с ИБС, а также для вторичной профилактики у больных с сердечной недостаточностью (рис. 3).

здоровье долголетие

В то же время продолжается активное изучение экстракардиальных эффектов Омега-3 ПНЖК, их влияния на канцерогенез, воспалительные заболевания кишечника, системные заболевания соединительной ткани, ментальные и когнитивные функции, инсулинорезистентность и метаболический синдром, воспаление и т.д.

ЭКСТРАКАРДИАЛЬНЫЕ ЭФФЕКТЫ ПНЖК

Большинство дерматозов представляют собой воспалительные процессы кожи, которые обычно сопровождаются внутриклеточным отеком эпидермиса в сочетании с межклеточным отеком или с баллонирующей дегенерацией. Причем воспаление может быть острым или хроническим.

Острое воспаление сопровождается отложением в коже инфильтрата, основными клеточными элементами которого являются полиморфноядерные лейкоциты — нейтрофильные и эозинофильные. При хроническом воспалении инфильтрат в коже состоит в основном из лимфоцитов (имеет вид периваскулярных или диффузных очагов), а также из гистиоцитов, фибробластов, плазматических, эпителиоидных, единичных гигантских клеток.

В настоящее время ЭПК и ДГК широко используют в терапии хронических воспалительных заболеваний кожи (псориаз, атопический дерматит, акне и др.). Было установлено, что при некоторых болезнях кожи (экзема, атопический дерматит, псориаз) уровень концентрации арахидоновой кислоты в пораженных тканях в 8 раз выше, чем в здоровой коже.

В эстетической медицине ПНЖК рекомендуются для профилактики преждевременного старения кожи и ее защиты от повреждений, связанных с инсоляцией. ПНЖК стимулируют рост и деление клеток, обеспечивают синтез коллагена, что позволяет бороться с морщинами, атрофией и ксерозом кожи.

Известно, что большинство типов алопеций сопровождаются воспалительными изменениями на уровне волосяных фолликулов, в перипилярной и перифолликулярной зонах. Так, один из наиболее тяжелых типов потери волос — гнездная алопеция — по сути своей есть не что иное, как хроническое аутоиммунное воспалительное заболевание, приводящее к рецидивирующей нерубцовой потере волос.

При андрогенетической алопеции (АГА) также не возникает сомнений в том, что воспалительный процесс является частым ее спутником. Так, в 1992 г. было установлено, что воспалительный инфильтрат в верхней трети волосяного фолликула, представленный активированными Т-клетками и макрофагами, ассоциирован с утолщением волосяных оболочек и увеличением пучков коллагена. В 1993 г. отмечено, что в 40% случаев андрогенетической алопеции у мужчин выявляется перифолликулярное воспаление. При исследовании биоптатов определяется фиброз, состоящий из мягких концентрических слоев коллагена, что отличает его от фиброза при рубцовых алопециях (рис. 4).

здоровье долголетие

В одной из научных работ был предложен термин «микровоспаление» при андрогенетической алопеции для разграничения его с классическим воспалением при рубцовой алопеции. В 2014 г. трихоскопически продемонстрировано наличие «перипилярных знаков» при андрогенной алопеции и их корреляция с поверхностным перифолликулярным воспалением (рис. 5).

Известно, что наличие микровоспаления снижает эффективность лечения миноксидилом с 77 до 55%. С фиброзированием также связано развитие фронтальной фиброзной алопеции, как правило, возникающей у женщин в период постменопаузы (рис. 6). Чаще всего фиброз начинается в зоне устья волосяного фолликула. Такая локализация предполагает, что причиной может быть иммунный ответ на патогенную или условно патогенную флору — Propionibacterium, Staphylococcus и Malassezia.

здоровье долголетие

Кератиноциты, макрофаги и нейтрофилы в ответ на иммуногенные факторы, стрессовые и токсические реакции, УФ-облучение производят оксид азота (NO). Под влиянием повышенных концентраций NO происходит резкая вазодилатация, усиливается сосудистая проницаемость, формируется отек и последующее развитие воспалительной реакции. При этом оксид азота соединяется с супероксидом, образуя пероксинитрит-анион (ОNОО-), который индуцирует повреждение ДНК и мутации.

В одном из исследований установлено, что сочетанное применение Омега-3 ПНЖК с антиоксидантами — цинком, таурином и растительными полифенолами — позволяет снизить патологическое выпадение волос и улучшить их качество как у мужчин, так и у женщин.

ОМЕГА-3 ИНДЕКС

Данные первых исследований, посвященных кардиоваскулярным эффектам Омега-3 ПНЖК, были противоречивыми. Ранние результаты с анализом употребления жирной рыбы, богатой ЭПК и ДГК, а также некоторые исследования с рыбьим жиром или его концентратом действительно продемонстрировали уменьшение числа внезапных сердечных смертей, инфарктов миокарда или комбинации неблагоприятных сердечных событий. Однако более поздние исследования этого не подтвердили, что было декларировано недавними метаанализами.

Полученные результаты резко контрастируют с эпидемиологическими исследованиями, основанными на определении уровней ЭПК и ДГК в крови, демонстрирующими, например, 10-кратное снижение частоты внезапной сердечной смерти, ассоциированное с высоким уровнем жирных кислот по сравнению с низкими уровнями. Ряд авторов объясняют эти противоречия недостаточной дозировкой в дизайне исследований и особенностями фармакокинетики различных препаратов. Это способствовало разработке такого показателя, как Омега-3 индекс.

Омега-3 индекс представляет собой суммарный процент ЭПК и ДГК от общего количества жирных кислот в мембранах эритроцитов. Другими биомаркером, коррелирующим с Омега-3 индексом, является концентрация длинноцепочечных Омега-3 ПНЖК в цельной крови, ЭПК и ДГК в плазменных фосфолипидах и ЭПК в эфирах холестерина сыворотки крови.

До настоящего времени доподлинно не установлена дозировка ЭПК и ДГК для поддержания определенного уровня Омега-3 индекса, что связано с различными факторами — например, фармакокинетикой лекарственных препаратов. В 2015 г. было проведено исследование, целью которого являлось определение должной дозировки ЭПК и ДГК для достижения целевого уровня Омега-3 индекса (>8%) в Московском регионе. По результатам был сделан вывод, что суммарной дозировки ЭПК и ДГК 3500 мг/сут на протяжении 2 мес было достаточно для достижения цели, в то время как дозировка 2000 мг/сут была недостаточной. На уровень Омега-3 индекса, помимо употребления ЭПК и ДГК, также влияют возраст (+0,50% за десятилетие), сахарный диабет (–1,13%, если он есть), индекс массы тела (–0,30% на три единицы повышения), пол, физическая активность и ряд других факторов (социальный статус, употребление алкоголя и др.).

В 2014 г. было проведено наблюдательное исследование, выявившее взаимосвязь между уровнем Омега-3 индекса и выраженностью инсулинорезистентности, а также другими метаболическими показателями у мужчин средних лет с избыточным весом. Оценку чувствительности к инсулину проводили по методу Matsuda в ходе орального глюкозотолерантного теста. Результаты продемонстрировали, что значения Омега-3 индекса коррелировали с чувствительностью к инсулину, которая в группе высокого Омега-3 индекса была на 43% выше, чем в группе низкого. Аналогичным образом коррелировала концентрация инсулина плазмы натощак (на 25% ниже).

В то же время хорошо известна взаимосвязь метаболического синдрома с инсулинорезистентностью и андрогенетической алопецией у мужчин и женщин. Подтверждена гипотеза о том, что по крайней мере у части мужчин с преждевременной андрогенетической алопецией это состояние может рассматриваться как мужской эквивалент синдрома поликистозных яичников у женщин. Эти рано лысеющие мужчины представляют группу риска по развитию нарушения толерантности к глюкозе или сахарного диабета 2-го типа. Ожирение и резистентность к инсулину повышают активность 5a-редуктазы, обеспечивающей конверсию тестостерона в дигидротестостерон в волосяных фолликулах.

В одном из исследованиий было продемонстрировано, что волосяные фолликулы при гнездной алопеции могут быть повреждены в результате повышенной ароматазной активности. В то же время метформин (препарат, предназначенный для повышения чувствительности тканей к инсулину) снижает активность ароматазы. 14 пациенток с резистентной к предыдущему лечению гнездной алопецией получали терапию, в разных сочетаниях включающую в себя метформин 500–850 мг, норэтиндрон и витамин D. В результате 12 пациенток ответили положительно на терапию, у 7 полностью восстановились волосы в течении 3 мес лечения. Рецидив в последующем отмечен у 4 пациенток.

Таким образом, пациенты с любым типом выпадения волос могут иметь такие отягощающие факторы, как метаболический синдром, инсулинорезистентность и гиперинсулинемия. Эти состояния приводят к многочисленным метаболическим нарушениям, в том числе к повышению 5a-редуктазной активности и усиленному синтезу дигидротестостерона. Кроме того, наличие инсулинорезистентности является фактором системного воспаления, а дополнительное применение Омега-3 ПНЖК, наряду с традиционным лечением, может быть не только оправданным, но даже необходимым условием.

ПРОФИЛАКТИКА БОЛЕЗНИ АЛЬЦГЕЙМЕРА

Интересные данные о влиянии Омега-3 ПНЖК на когнитивные функции были представлены в журнале Journal of Alzheimer's Disease в 2016 г. Проводилось двойное слепое плацебо-контролируемое исследование группы пациентов, которое включало 266 участников в возрасте ≥70 лет, имевших когнитивные нарушения слабой степени выраженности.

Испытуемым давали витамины группы В (В9, В6 и В12) или плацебо в течение 2-х лет. Установлено, что у испытуемых с низким уровнем Омега-3 ПНЖК в плазме крови прием витаминов группы В не способствовал улучшению когнитивных функций. В то же время у пациентов с уровнем Омега-3 в верхней трети референсного диапазона прием Омега-3 ПНЖК способствовал замедлению атрофии мозга и улучшению когнитивных функций, причем в большей степени за счет ДГК, чем ЭПК. Таким образом, совместный прием витаминов группы В и Омега-3 жирных кислот может способствовать предотвращению или замедлению болезни Альцгеймера.

ПОТРЕБЛЕНИЕ ОМЕГА-3 ПНЖК

По мнению многих исследователей, большинство населения получает недостаточное количество ПНЖК, ежедневная потребность в которых составляет не менее 10–20% от общего количества калорий. Поэтому во многих странах введены нормы потребления Омега-3 ПНЖК, которые, согласно некоторым Международным рекомендациям, составляют 0,5–3 г/сут в разных странах.

На сегодняшний день существует необходимая доказательная база, достаточная для утверждения, что каждый человек, проживающий в регионе с обедненным содержанием Омега-3 ПНЖК в рационе (в том числе вся территория России), должен дополнительно к пище принимать препараты с ЭПК и ДГК для профилактики возраст-ассоциированных заболеваний, неинфекционных хронических патологий, увеличения продолжительности и качества жизни в целом. Актуальной дозой для взрослого россиянина является дополнительный к пище постоянный ежедневный прием от 2000 мг Омега-3 ПНЖК в расчете на сумму ЭПК и ДГК. Диапазон оптимальных доз для достижения терапевтических целей находится от 3 до 4 г/сут. Максимальной терапевтической дозой является 8 г/сут.

Основным показанием для использования ПНЖК необходимо считать весь жизненный цикл человека. Действительно, все незаменимые компоненты мы должны получать либо с пищей, либо в виде лекарственных препаратов. Альтернативы нет. Являясь субстратом для производства цитокинов и некоторых гормонов, Омега-3 ПНЖК служат сигнальными регуляторными молекулами, участвующими в построении миелиновых оболочек, клеточных мембран, обеспечении их функциональности, регуляции проницаемости, текучести, эластичности, являются активаторами нормального деления стволовых клеток, активаторами синтеза регуляторных белков, отвечают за когнитивные функции и еще десятки разнообразных других.

Учитывая, что ЭПК и ДГК относятся к незаменимым жирным кислотам, а их период полувыведения составляет около 8 ч, ряд экспертов рекомендуют ежедневный прием суточной дозы в течение дня. Важными критериями выбора конкретного препарата для назначения и приема являются, кроме стоимости лечения, количество ЭПК и ДПК в капсуле, концентрация этих кислот в капсуле. Наиболее целесообразно использовать препараты, концентрация ЭПК и ДГК в которых составляет не менее 50% общего объема капсулы.

Лекарственные препараты Омега-3 ПНЖК обладают доказанной высокой безопасностью и хорошей переносимостью. Серьезных нежелательных побочных явлений при приеме в терапевтических дозах не зарегистрировано. При наличии индивидуальной непереносимости рыбных продуктов возможны аллергические реакции. Прием Омега-3 ПНЖК в дозе ≤3 г/сут не приводит к развитию нежелательных реакций. Однако у отдельных групп пациентов, например, с повышенным риском развития кровотечений, Омега-3 ПНЖК следует назначать с осторожностью. Прием Омега-3 ПНЖК в дозе >3 г/сут повышает риск развития кровотечений, однако случаи серьезных кровотечений не зарегистрированы. Высокие дозы скорее могут вызвать кровоточивость из носа или гематурию. Очень высокое («эскимосное») потребление Омега-3 ПНЖК повышает риск развития геморрагического инсульта. Причинами подобных нарушений является способность Омега-3 ПНЖК уменьшать тромбообразование, увеличивать время кровотечения и снижать фактор Виллебранда. Среди побочных эффектов со стороны желудочно-кишечного тракта возможны диспептические расстройства: тошнота, в отдельных случаях — диарея, преимущественно на фоне применения Омега-3 ПНЖК в высоких дозах. Однако эти явления носят нестойкий, быстропроходящий характер.

В течение 2015–2017 гг. авторы рекомендовали прием препаратов NORWEGIAN Fish Oil (NFO) Омега-3 в составе комплексной терапии пациентам, обращавшимся в клинику БиоМи Вита, с жалобами на выпадение волос, себорейный дерматит, псориаз, атопический дерматит (рис. 7). Взрослые пациенты получали препарат NFO Омега-3 Форте в дозе от 2 до 4 капсул в день. Большие дозы рекомендовались пациентам, имеющим, помимо жалоб на выпадение волос, признаки нарушения углеводного обмена, дислипидемию, а также проявления дерматозов. Стоит отметить, что в 2015 г. NFO Омега-3 Форте был удостоен награды и получил диплом «Препарат рыбьего жира» по версии Международной фармацевтической премии «Зеленый Крест». Часть пациентов предпочитала принимать препарат в жидком виде. В этом случае рекомендовалась жидкая форма NFO Омега-3 со вкусом лимона в дозе 1–2 чайные ложки в день. Детям рекомендовались NFO Омега-3 жевательные капсулы с витамином D в дозе 3–4 капсулы в день.

Хотелось бы отметить хорошую переносимость препаратов. Небольшая часть пациентов отмечала «рыбный привкус» во рту, что абсолютно нормально, поскольку продукция NFO Омега-3 производится из свежей рыбы. Других жалоб не было.

Среди положительных эффектов в большинстве случаев отмечалось улучшение качества и структуры волос, снижение активности воспалительных процессов и сухости кожи. У пациентов с дислипидемиями отмечалось улучшение показателей липидограммы, снижение уровня триглицеридов (в среднем на 20%), общего холестерина при повышении липопротеидов высокой плотности (до 50% в части случаев).

Таким образом, применение препаратов, содержащих Омега-3 ПНЖК, является важным компонентом комплексного лечения пациентов с алопециями, диффузным выпадением и/или нарушением структуры волос, воспалительными дерматозами, дислипидемиями, нарушениями углеводного обмена, а также для профилактики возраст-ассоциированных заболеваний, неинфекционных хронических заболеваний, увеличения продолжительности и качества жизни в целом.