fb Яндекс.Метрика Роль полиненасыщенных жирных кислот в практике врача





Товар добавлен в корзину

Роль полиненасыщенных жирных кислот в практике врача



Кафедра эндокринологии ФПК МР РУДН

Калинченко С.Ю., Ворслов Л.О., Курникова И.А., Гадзиева И.В.

Актуальность темы

Омега-3 жирные кислоты (ω-3 ЖК) заинтересовали ученых в 70-е годы 20 века, после публикации данных крупных эпидемиологических исследований, в которых была выявлена меньшая заболеваемость ишемической болезнью сердца, обусловленная атеросклерозом и тромбозом, в популяции людей, которые в силу культурных традиций употребляли большое количество рыбы и морепродуктов. Например, было доказано, что смертность от ишемической болезни сердца в Японии значительно ниже, чем в странах Европы и США, несмотря на широкое распространение западного образа жизни в настоящее время [1]. Одним из объяснений данного факта являлось высокое употребление в пищу рыбы и других морепродуктов (более 100 г в сутки). В связи с этим, ученые провели популяционное перекрестное исследование для оценки связи между уровнем ω-3 ЖК в сыворотке крови и выраженностью атеросклероза. В ходе исследования сформировали три группы: в первую вошли японские мужчины, которые родились и живут в Японии; во вторую группу включались американские японцы, которые родились и живут в США (Гавайи, Гонолулу) уже в третьем-четвертом поколениях. В третью группу вошли белые американцы. В период с 2002 по 2006 гг. случайным образом были отобраны: 281 японец, 281 американский японец и 306 белых американцев в возрасте от 40 до 49 лет без установленной сердечно- сосудистой патологии, сахарного диабета 1-го типа и других тяжелых заболеваний, а также не злоупотребляющих алкоголем. Все участники прошли физикальное обследование и заполнили опросник образа жизни. Исследователями проводились лабораторные измерения липидов, глюкозы, инсулина, С-реактивного белка и жирных кислот сыворотки крови. ω-3ЖК, получаемые с пищей из морепродуктов, определялись по сумме эйкозапентаеновой, докозагексаеновой и докозапентаеновой кислот. Критериями распространенности атеросклероза служили уровень кальцификации коронарных артерий по данным рентгеновской компьютерной томографии и толщина комплекса интима — медиа (ТИМ) сонных артерий по данным ультразвукового исследования [2,3].

Изначально японцы, которые родились и живут в Японии, имели сходный с остальными двумя популяциями профиль факторов сердечно-сосудистого риска, в частности, уровень липидов. У них чаще встречались артериальная гипертензия и склонность к курению, но реже — ожирение. У американских японцев в сравнении с белыми американцами чаще отмечались артериальная гипертензия, диабет, были выше уровни триглицеридов и глюкозы; частота ожирения была сопоставимой. По данным инструментального обследования японцы, родившиеся и живущие в Японии, имели значительно меньшее развитие атеросклероза в сравнении с двумя другими популяциями. В частности, частота кальцификация коронарных артерий составила 9,3% против 31,4% у американских японцев и 26,1% у белых американцев (оба р < 0,01), ТИМ — 614 мкм против 720 мкм и 670 мкм соответственно (оба р < 0,01), частота атеросклеротических бляшек в сонных артериях — 0% против 0,7% и 16,7% соответственно (оба р < 0,01). Американские японцы в сравнении с белыми американцами имели сходный уровень кальцификации коронарных артерий, но большую ТИМ (р < 0,01). Даже после исключения лиц с сахарным диабетом, гипертензией и принимающих липидснижающие препараты, у американских японцев (n=185) отмечена большая ТИМ, чем у белых американцев (n=247): 711 мкм против 665 мкм (р < 0,001), при недостоверно большей кальцификации коронарных артерий: 26,6% против 21,1% (р=0,184). По сравнению со всеми американцами уровень ω-3 ЖК у японцев был в два раза выше: 9,2% от всех ЖК против 4,8% у американских японцев и 3,9% у белых американцев (оба р < 0,01). При этом у японцев выявлена достоверная обратная связь между уровнем ω-3 ЖК и ТИМ, и обратная недостоверная связь с кальцификацией коронарных артерий, которые сохранялись после поправки на другие традиционные факторы риска. Таких связей в популяциях американских японцев и белых не отмечено. С другой стороны, достоверность различий в частоте кальцификации коронарных артерий и ТИМ между японцами и американцами исчезла только после коррекции уровня ω-3 ЖК. Таким образом, высокий уровень ω-3 ЖК может обладать антиатерогенным потенциалом, независимым от других традиционных сердечно-сосудистых факторов риска. Именно очень высоким потреблением ω-3 ЖК с морепродуктами, а не генетическими факторами, можно объяснить низкую распространенность ишемической болезни сердца в японской популяции [3,4]. В настоящее время показания к применению ω-3 ЖК расширились [5,6,7].

Химическая природа ВЖК

Жирные кислоты являются структурными компонентами различных липидов и условно делятся на низшие (до 7 атомов углерода), средние (8-12 атомов углерода) и высшие (более 12 атомов углерода). [8]. Большинство жирных кислот в организме человека содержат четное число углеродных атомов (16-18), что связано с участием в их синтезе ацетил КоА. Жирные кислоты с одинарными связями называются насыщенными. Основной насыщенной кислотой в липидах человека является пальмитиновая кислота (до 30-35%). Жирные кислоты, содержащие двойные связи, называются ненасыщенными и по числу двойных связей разделяются на моно-, ди-, три-, тетра-, пента-, гексаеновые [9]. Жирные кислоты липидов человека представляют собой углеводородную неразветвленную цепь, на одном конце которой находится карбоксильная группа (СООН), а на другом – метильная группа (СН3). Атом углерода, на котором располагается метильная группа, называется ω атомом. По расположению первой двойной связи от метильного атома углерода полиеновые (содержащие в своем составе более двух двойных связей) жирные кислоты делят на ω-3 и ω-6 семейства. Все производные линолевой кислоты относят к семейству ω-6, а производные α-линоленовой кислоты — к семейству ω-3. Все молекулы ПНЖК — извитые. Это свойство придает биологическим мембранам, в состав которых они входят, функциональную активность [10].

Рисунок 1. Строение клеточной мембраны.

Синтез насыщенных ЖК происходит в клетках печени, стенках кишечника, легочной ткани, жировой ткани, в тканях мозга, почек и лактирующей молочной железе путем последовательного удлинения углеродной цепи, а затем, под действием ферментов-десатураз, может идти образование моноеновых ЖК (например, олеиновой кислоты). Однако организм человека не способен синтезировать линолевую и α-линоленовую кислоты, которые являются незаменимыми для человека и должны поступать с пищей в достаточных количествах.

Основные источники ПНЖК приведены в таблице 1, из которой видно, что источниками ПНЖК семейства ω-6 являются преимущественно различные растительные масла, тогда как ПНЖК ω-3 в больших количествах встречаются в рыбе, морепродуктах, яичном желтке [11].

Таблица 1. Основные источники незаменимых ПНЖК (% от общего содержания жира).
ПродуктыW-6W-3
Льняное масло1458
Соевое масло507
Подсолнечное масло650
Кукурузное масло590
Оливковое масло80
Макрель (г/100 г продукта)~1,02,6
Тунец (г/100 г продукта)~1,01,5
Яичный желток (г/100 г продукта)0,10,05

Переваривание жиров происходит в кишечнике. Коротко- и среднецепочечные жирные кислоты всасываются напрямую в кровь через капилляры кишечных ворсин и поступают в кровоток через воротную вену. Длинноцепочечные ВЖК слишком велики, чтобы проникнуть напрямую через маленькие капилляры кишечника. Следует отметить, что липиды нерастворимы в водной среде, следовательно, нерастворимы в крови. Поэтому для транспорта липидов кровью в организме образуются комплексы липидов с белками — липопротеины. Существует четыре класса липопротеинов: ЛПВП, ЛПОНП, ЛПНП, ХМ.

Метаболизм полиненасыщенных жирных кислот в организме человека

Одним из важнейших представителей ω-6 ПНЖК является арахидоновая кислота. Арахидоновая кислота входит в состав фосфолипидов клеточных мембран тромбоцитов и эндотелиальных клеток. Свободная арахидоновая кислота быстро метаболизируется, превращаясь в простагландины и тромбоксаны. Существует два основных пути метаболизма арахидоновой кислоты — циклооксигеназный и липооксигеназный [7,8].

Циклооксигеназный путь:

Установлено существование двух изоферментов циклооксигеназы, которые превращают арахидоновую кислоту в эндоперекиси — простагландины. Простагландин-синтетаза (циклооксигеназа) — 1 экспрессируется конститутивно, то есть присутствует постоянно. В противоположность ей простагландин-синтетаза (циклооксигеназа) — 2 является индуцируемой, то есть ее экспрессия существенно зависит от стимула. Изоформы фермента различаются и функционально, при этом простагландин-синтетаза-1 широко распространен в организме и выполняет различные функции, например, обладает гастропротективными свойствами. После гуморальной стимуляции может иметь место двух- или четырехкратное увеличение ее активности. Простагландин-синтетаза-2, напротив, является продуктом срочной активации генов в клетках-медиаторах воспаления и иммунного ответа, а экспрессия этой формы фермента весьма значительно (в 10 18 раз) увеличивается факторами роста, промоторами опухолей и цитокинами. Особенно выражен активирующий эффект у липополисахаридов (эндотоксинов). Обе изоформы циклооксигеназы способствуют захвату двух молекул кислорода с циклизацией арахидоновой кислоты и образованием С 9 С 11 эндоперокси-С 15 гидропероксида. Этот продукт — ПГG 2, который затем быстро модифицируется в пероксидазной реакции, катализируемой все той же циклооксигеназой.

Липооксигеназный путь:

Метаболизм арахидоновой кислоты по 5-, 12- и 15 липоксигеназному пути приводит к образованию гидропероксиэйкозатетраеновых кислот (НРЕТЕ), которые быстро превращаются в гидроксипроизводные (НЕТЕ) и лейкотриены. Наиболее изучены те из лейкотриенов, которые образуются под действием 5 липоксигеназы, присутствующей в клетках-медиаторах воспаления (полиморфноядерных нейтрофилах, базофилах, тучных клетках, эозинофилах и макрофагах). Этот путь представляет большой интерес в связи с тем, что образующиеся продукты принимают участие в патогенезе бронхиальной астмы и анафилактического шока. Стимуляция данных клеток приводит к увеличению внутриклеточной концентрации Са 2+, высвобождению арахидоновой кислоты, включению молекулярного кислорода под действием 5 липоксигеназы в образующийся нестабильный эпоксид ⌂ лейкотриен А 4 (ЛТА 4).

Клинико-фармакологические эффекты и механизмы действия ω-3 и ω-6 высших жирных кислот

Механизмы действия ω-3 и ω-6 ПНЖК заключаются в следующем:

  1. Подавление синтеза медиаторов воспаления (простагландина 2 и лейкотриена 4 из арахидоновой кислоты).
  2. Активация синтеза противовоспалительных эйкозаноидов (простагландина 3, лейкотриена 5).
  3. Уменьшение выработки фактора некроза опухоли α, интерлейкина-1, фактора агрегации тромбоцитов.
  4. Стимуляция дилатации эндотелия кровеносных сосудов, уменьшение агрегации эритроцитов.
  5. Нормализация липидного обмена:
    • Снижение уровня ТГ и ЛПОНП в плазме крови.
    • Подавление синтеза ТГ и апо-липопротеина в печени.
    • Увеличение экскреции желчных кислот кишечником.
    • Повышение уровня ЛПВП [12].

Эффектами ω –3 ω –6 ПНЖК являются:

  1. Гипохолестеринемия
  2. Гипотриглециридемия
  3. Антиатерогенный эффект
  4. Антитромботический эффект
  5. Вазодилятирующий эффект
  6. Противовоспалительный эффект
  7. Антиаритмический эффект
  8. Кардиопротективный эффект [12]

Сахарный диабет и ω-3

Сахарный диабет — это медицинская, социальная и экономическая проблема во всем мире. Страшная статистика по распространенности сахарного диабета ни для кого не является секретом. Хотелось бы отметить, что среди пациентов с диагнозом «сахарный диабет 2 го типа», установленным в возрасте сорока лет, ожидаемая продолжительность жизни уменьшается в среднем на четырнадцать лет, при этом более чем в 75 % случаев причиной смерти больных сахарным диабетом являются сердечно-сосудистые заболевания [13,14]. В последнее время все больше проводится исследований и публикуется статей по применению ω-3 ПНЖК [16, 17,18]. Доказано, что ω-3 ПНЖК увеличивают текучесть клеточных мембран, повышая тем самым чувствительность тканей к инсулину. В связи с этим ω-3 ПНЖК используют в профилактике и лечении сахарного диабета как 1 го, так и 2 го типов [16]. Доказано, что потребление богатых ω-3 ПНЖК продуктов на первом году жизни значительно снижает риск возникновения заболевания (относительный риск 0, 74). Эти данные были получены на основании исследования 545 детей, страдающих сахарным диабетом 1 го типа [17]. Ученые Колорадского Университета изучали влияние диеты на состояние здоровья детей с высоким риском развития сахарного диабета 1 го типа. В данном исследовании приняли участие 1779 детей, у ближайших родственников которых есть диабет или же у них выявлены гены, несущие предрасположенность к диабету. В течение двенадцати лет, пока длилось это исследование, минимум раз в год у детей брали анализ крови для выявления антител к β-клеткам поджелудочной железы, вырабатывающей инсулин. Антитела вырабатываются при аутоиммунных нарушениях, которые лежат в основе сахарного диабета 1 го типа. Пока шли наблюдения, сахарный диабет развился у 58 детей, и стало очевидным, что дети, регулярно употреблявшие продукты, богатые ω-3 ПНЖК, на 55 % реже заболевали сахарным диабетом 1 го типа. Следующий этап исследований потребовал от ученых определить содержание ω-3 ПНЖК в мембранах клеток крови у 244 детей. Исследователям стало ясно, что дети, в клетках которых содержалось большое количество ω-3 ПНЖК, на 37 % реже заболевали сахарным диабетом 1 го типа [17,18].

Роль ω-3 ПНЖК в профилактике и лечении заболеваний с аутоиммунным компонентом

Основой для изучения эффективности применения ω-3 ПНЖК при воспалительных заболеваниях с аутоиммунным механизмом явились их противовоспалительные и иммуномодулирующие свойства. В настоящее время получено много сведений о положительном влиянии ω-3 ПНЖК при ревматоидном и псориатическом артритах [19,20], системной красной волчанке [21]. Под влиянием ω-3 ПНЖК отмечается снижение синтеза противовоспалительных цитокинов, происходит активация протеинкиназы С, образуются эйкозаноиды альтернативного семейства [7].

В основной группе больных через восемь недель после отмены диклофенака не отмечалось ухудшения течения болезни по сравнению с контрольной группой, получавшей НПВС [19]. Также проводилось исследование диеты, обогащенной ω-3 ПНЖК, у двадцати трех детей с ювенильным ревматоидным артритом, которых случайным образом разделили на две группы. Основная группа (тринадцать человек, средний возраст одиннадцать лет) получала терапию НПВС и соблюдала диету с повышенным содержанием ω-3 ПНЖК, контрольная группа (десять человек, средний возраст 9,1 год) получала обычную терапию. Через пять месяцев приема ω-3 ПНЖК в основной группе удалось снизить дозу НПВС на 17, 3 % (в среднем, с 28,4 мг ибупрофена кг / сут. до 23,4 мг / кг / сут), тогда как в контрольной группе только на 6,5 % (с 23,7 до 22,7 мг / кг / сут.) р=0,03. [23].

При проведении двойного слепого плацебо-контролируемого исследования у четырнадцати из семнадцати больных системной красной волчанкой, получавших ЭПК по 20 г в день в течение восьми месяцев, была диагностирована ремиссия, тогда как у тринадцати больных контрольной группы состояние оставалось без изменений [21].

Роль ω-3 ПНЖК в профилактике и лечении сердечно-сосудистых заболеваний

В 2008 г. было опубликовано третье издание статистических данных по сердечно-сосудистой заболеваемости и смертности в европейских странах [25]. Это наиболее полная подборка информации, отражающая тяжесть бремени кардиоваскулярной патологии в Европе. Такая статистика собирается с 2000 г. European Heart Network в сотрудничестве с Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ), проектом MONICA (мониторинг основных тенденций, касающихся сердечно-сосудистых заболеваний, который проводится под эгидой ВОЗ [26]), Европейским обществом кардиологов, Европейским Союзом (ЕС), ООН и другими международными обществами. Ежегодно сердечно-сосудистые заболевания становятся причиной 4,3 млн смертей в Европе в целом и свыше 2 млн в странах ЕС, что составляет соответственно 48 и 42 % от общего числа всех случаев смерти. Наиболее распространенными сердечно-сосудистыми заболеваниями являются ишемическая болезнь сердца (ИБС) и инсульт. В Европе ИБС становится причиной половины всех случаев смерти пациентов от кардиоваскулярной патологии, инсульт — почти трети; в странах ЕС — примерно трети и четверти случаев смерти соответственно. Хотя ИБС остается главной причиной смерти во всех европейских странах, последние статистические данные указывают на снижение летальности при этой патологии в Западной, Северной и Южной Европе на протяжении последних тридцати лет, в том числе и по сравнению с предыдущим изданием статистики по Европе от 2005 г. Это отражает эффективность внедрения новых методов лечения и вторичной профилактики ИБС в развитых странах. К настоящему времени получено много доказательств эффективности применения ω-3 ПНЖК для профилактики атеросклероза, внезапной сердечной смерти [27], нормализации липидного обмена [28], стабилизации атерогенной бляшки. Применение препаратов, содержащих ЭПК и ДГК, при заболеваниях сердечно-сосудистой системы основано на антиатерогенном, антиагрегантном, гипокоагуляционном эффекте ω – 3 ПНЖК, а также модификации спектра эйкозаноидов с увеличением содержания простагландинов, оказывающих вазодилатирующее действие. У больных с нарушениями липидного обмена положительный эффект наблюдается прежде всего при дислипидопротеидемиях II Б и V типов. У таких больных уменьшается содержание триглицеридов, липопротеидов очень низкой и низкой плотности, повышается уровень липопротеидов высокой плотности [28]. Результаты многочисленных экспериментальных и клинических исследований свидетельствуют о том, что ω-3 ПНЖК существенно снижают агрегационную способность тромбоцитов [29, 30]. ω-3 ПНЖК оказывают профибринолитическое действие, снижая активность ингибитора тканевого активатора плазминогена [31, 32]. В большинстве работ отмечено также уменьшение содержания фибриногена под влиянием диеты, обогащенной ω-3 ПНЖК, однако механизм этого эффекта до конца неясен. Исследования показали, что [33], механизмы влияния ω-3 ПНЖК на сердце и сосуды при ИБС не ограничиваются коррекцией состояния свертывающей системы крови. Авторами установлено, что применение диеты, обогащенной ω-3 ПНЖК, существенно ограничивает нарушения электрической стабильности, уменьшает расстройства сократительной функции сердца и многократно снижает смертность животных при экспериментальном инфаркте миокарда. Доказано антиаритмическое действие ω-3 ПНЖК у больных с постинфарктным кардиосклерозом [34, 35]. В 1999 году опубликованы результаты многоцентровых исследований, проведенных GISSI — Prevenzione Coordinating Centre [35], которые подвели черту в дискуссиях о перспективности этого направления в кардиологии. Рандомизированное двойное слепое исследование эффективности применения ω-3 ПНЖК (1 г в сутки на протяжение 3,5 лет) у 11324 больных, перенесших инфаркт миокарда, показало, что даже при использовании рациональной диеты, современного лечения (аспирин, ингибиторы АПФ, b-блокаторы, статины) включение в терапию ω-3 ПНЖК достоверно уменьшает показатель смертности от ИБС, число случаев повторного инфаркта миокарда.

Роль ω-3 ПНЖК в профилактике онкологических заболеваний

В нутрициологии существует понятие «антионкологическая диета», которая обязательно включает обилие зеленолистных растений, свежий зеленый чай, растительные волокна, при условии исключения насыщенных жиров. Однако существуют и специализированные, профильные антионкологические диеты. Например, для профилактики рака простаты настоятельно рекомендуется потребление помидоров, черного перца, наряду с исключением из диеты красного мяса. Для профилактики рака матки очень важно достаточное потребление эпигаллокатехинов зеленого чая и растительных индолов из крестоцветных (капуста огородная, капуста китайская, редис, хрен, брюква, репа и турнепс). Для профилактики рака груди необходимо потребление повышенных доз селена, β-каротина, и ω-3 ПНЖК. Было замечено, что большое значение для профилактики онкологических заболеваний имеют фармакологические препараты на основе ω-3 ПНЖК. Основанием для изучения возможностей применения ω-3 ПНЖК при злокачественных новообразованиях явились результаты ряда эпидемиологических исследований, которые показали, что у женщин Японии и Гренландии отмечается крайне низкий уровень заболеваемости раком молочной железы, что с наибольшей вероятностью связано с характером питания. Традиционный рацион питания жителей Японии и Гренландии включает большое количество рыбы и морских водорослей, содержащих ω-3 ПНЖК. Результаты последующих исследований позволили установить, что применение ω – 3 ПНЖК предупреждает развитие, ограничивает рост и метастазирование рака молочной железы [36]. В механизме протективного действия ω-3 ПНЖК в отношении канцерогенеза молочной железы имеет значение уменьшение продукции ряда метаболитов арахидоновой кислоты (простагландинов E2 и F2, тромбоксана А2), являющихся стимуляторами опухолевого роста [37]. Наряду с влиянием ω – 3 ПНЖК на синтез простагландинов предполагается уменьшение иммуноингибирующего эффекта кортизола, цитотоксический эффект за счет стимуляции перекисного окисления в мембранах опухолевых клеток [38]. Включение ω-3 ПНЖК в диету женщин с повышенным риском развития рака молочной железы в течение четырех месяцев ведет к достоверному снижению содержания биомаркера риска развития опухоли в крови [36]. Исключительно ценным подтверждением необходимости регулярного употребления ω-3 ПНЖК для профилактики онкологии молочных желез явилось изучение состава биопсии адипозной ткани более чем у трехсот пациенток. В последние годы получены положительные результаты применения ω-3 ПНЖК в эксперименте и в клинических условиях, а также при ряде других опухолей — толстой кишки, предстательной железы [39, 40]. Эпидемиологическое исследование, проведенное в Италии, включившее наблюдение за двадцатью тысячами женщин, показало, что регулярный прием Омега-3 ПНЖК способствует снижению риска не только рака груди, но и снижению риска рака ротовой полости, пищевода на 50 %, рака яичников на 40 % и рака прямой кишки на 30 % [40].

Роль ω-3 ПНЖК в лечении пульмонологических больных

Антилейкотриеновое свойство ω-3 ПНЖК явилось основой для серии работ по изучению эффективности этих препаратов при бронхиальной астме. В частности, установлено, что в результате приема ω-3 ПНЖК у больных атопической бронхиальной астмой уменьшаются проявления поздней астматической реакции, которая развивается через 6 8 часов после контакта с антигеном [42, 43]. Положительные результаты применения жиров морских рыб у больных атопической астмой были получены французскими учеными, назначавшими ω-3 ПНЖК в течение года [44]. Учитывая наличие у ω-3 ПНЖК противовоспалительных и иммуномодулирующих свойств, в Институте фтизиатрии и пульмонологии было проведено экспериментальное и клиническое изучение эффективности ω-3 ПНЖК при хронических воспалительных заболеваниях легких [45, 46]. В экспериментальной модели неспецифического воспалительного процесса в легких при морфологическом исследовании органов дыхания было отмечено, что в группе животных, принимавших ω-3 ПНЖК, пневмонические очаги и участки фиброза занимали значительно меньшую площадь, частота гнойных осложнений, в отличие от контрольной группы, была незначительной.

Изучение в ходе эксперимента показателей иммунологической реактивности позволило установить наличие у ω-3 ПНЖК иммуномодулирующих свойств, которые проявлялись преимущественно стимуляцией Т-клеточного и макрофагального звеньев иммунитета. Исследовано влияние ω-3 ПНЖК на течение экспериментального туберкулеза легких. В результате установлено, что совместное применение изониазида и ω-3 ПНЖК имеет более выраженный лечебный эффект по сравнению с монотерапией изониазидом [47]. В клинических условиях ω-3 ПНЖК обусловливают уменьшение случаев иммунологической недостаточности у больных с воспалительными бронхо-легочными заболеваниями за счет активации фагоцитарной функции нейтрофильных гранулоцитов и моноцитов. У больных туберкулезом легких препарат способствует уменьшению частоты и степени иммунологической недостаточности, повышению уровня Т-клеточного иммунитета и фагоцитарной активности макрофагов, уменьшению уровня интоксикации, выраженности остаточных явлений, сокращению сроков закрытия каверн, в связи с чем ω-3 ПНЖК могут быть рекомендованы для применения в комплексном лечении больных туберкулезом легких при иммунологической недостаточности преимущественно Т-клеточного и фагоцитарного звеньев [45]. Одним из перспективных направлений применения ω-3 ПНЖК в пульмонологии является и их использование у больных с хроническим легочным сердцем, основанное на наличии у ω-3 ПНЖК антиагрегантных, гипокоагуляционных, вазо- и бронходилатирующих свойств [46,48].

Преимущества препаратов NFO:

  • Скандинавская компания NORWEGIAN Fish Oil (NFO) является одним из лучших производителей высококачественных и безопасных препаратов из рыбы.
  • Первая лаборатория была запущена в 1959 году.
  • Опыт производства Омега-3 более 50 лет.
  • Препараты NFO не содержат ГМО и химических добавок.
  • Рыбий жир NFO не только обладает всеми свойствами натуральных медикаментов, но и является лучшим рыбьим жиром в мире.
  • Продукция NFO отвечает всем требованиям, предъявляемым к Омега-3 продуктам в России.
  • Продукция NFO производится согласно строгим европейским стандартам качества.
  • Полный цикл производства и упаковки NFO проходит в Исландии под жестким контролем.
  • Завод по производству продукции NFO Омега-3 находится в непосредственной близости от станции сбора улова — при перевозке продукции в кратчайший срок сохраняются все полезные свойства.
  • Предлагается различная форма выпуска — в жидком виде и в капсулах.
  • В каждую капсулу препаратов NFO входят жирные кислоты, представленные преимущественно ЭКП — эйкозапентаеновой кислотой (EPA — eicosapentaenoic acid) и ДКГ — докозагексаеновой кислотой (DHA — docosahexaenoic acid), которые являются основными и наиболее полезными для здоровья полиненасыщенными жирными кислотами.
  • В сравнении со стандартными комплексами Омега-3 продукция NFO содержит ПНЖК в большей дозе (соответствует суточной) и имеет более высокую степень очистки.

Список литературы:

  1. Lee K. W., Lip G. Y. H., The role of omega-3 fatty acids in the secondary prevention of cardiovascular disease. Q. J. Med.,2003, 96, 465 480.
  2. Holman R. T. Nutrition and metabolic interrelationships between fatty acids. Fed. Proc.,1964., 23, 1062 1067.
  3. Djousse L., Pankow J. S., Eckfeldt J. H. et al. Relation between dietary linolenic acid and coronary artery disease in the National Heart, Lung and Blood Institute Family Heart Study. Am. J. Clin. Nutr., 2001,74, 612 619.
  4. Sekikawa A., Curb D., Ueshima H. et al. Marine-Derived n-3 Fatty Acids and Atherosclerosis in Japanese, Japanese-American, and White Men. A Cross-Sectional Study. J Am Coll Cardiol. August 5,2008;52:417 24.
  5. Громова О. А. Роль различных форм Омега 3 ПНЖК в акушерстве и неонатологии, методическое руководство для врачей под ред. И. Ю. Торшина, Москва, 2009, 63 с.
  6. Tavani A, Pelucchi C, Parpinel M. et al., n-3 polyunsaturated fatty acid intake and cancer risk in Italy and Switzerland. Int J Cancer. 2003 May 20;105 (1):113 116.
  7. Thiebaut A. C., Chajes V., Gerber M. et al. Dietary intakes of omega-6 and omega-3 polyunsaturated fatty acids and the risk of breast cancer. Int J Cancer. 2009 Feb 15;124 (4).
  8. Васильковский В. Е. Липиды. Соросовский образовательный журнал. 1997, 3, 32 37.
  9. Березов Т. Т., Коровкин Б. Ф. Биологическая химия «Медицина», Москва, 1998, 188 199.
  10. Северин Е. С., Николаев А. Я. Биохимия краткий курс с упражнениями и задачами. «ГЭОТАР – МЕД», Москва, 2001, 391 403.
  11. Kris-Etherton P. M., Taylor D. S. et al. Polyunsaturated fatty acid in the food chain in the United States. Am. J. Clin. Nutr., 2000, 71 (suppl), S 179 188.
  12. Holub B. J. Clinical nutrition: Omega – 3 Fatty acids in cardiovascular care. Can Med., 1988, 318 (9), 549 557.
  13. Narayan KM, Boyle JP, Thompson TJ, et al. Lifetime risk for diabetes mellitus in the United States. JAMA 2003; 290 (14): 1884 90.
  14. National Diabetes Data Group. Diabetes in America. 2nd ed. Bethesda, MD: National Institutes of Health, National Institutes of Diabetes and Digestive and Kidney Diseases; 1995.
  15. Charlson M. E., Pompei P., Ales K. L. et al. A new method of classifying prognostic comorbidity in longitudinal studies: development and validation. J Chron Dis 1987; 40: 373 383.
  16. Rodriges Y., Christophe A. B. Long-chain ω-6 polyunsaturated fatty acids in erythrocyte phospholipids are associated with insulin resistance in non-obese type 2 diabetics//Clin. Chim. Acta. 2005; 3541 3542: 195 199. Epub 2005, Jan 11.
  17. Decsi T., Szabo E., Kozari A., Erhardt E., Marosvolgyi T., Solvesz G. Polyunsaturated fatty acids in plasma lipids of diabetic children during and after diabetic ketoacidosis// Acta Paediatr. 2005; 94 (7): 850 855.
  18. Stene L. C. Joner G. Norwegian Childhood Diabetes Study Group. Use of cod liver oil during the first year of life is associated with lower risk of childhood-onset type 1 diabetes: a large, population-based, case-control study// Am. J. Clin. Nutr. 2003; 78 (6): 1128 1134.
  19. Vargova V. et al. Will administration of ω-3 – unsaturated fatty acids reduce the use of nonsteroidal antirheumatic agents in children with chronic juvenile arthritis?// Cas. Lek. Cesk. 1998; 21: 651 653.
  20. MacLean C. H., Mojica W. A., Morton S. C., Pencharz J., Hasenfeld Garland R., Tu W., Newberry S. J., Jungvig L. K., Grossman J., Khanna P., Rhodes S., Shekelle P. Effects of ω-3 fatty acids on lipids and glycemic control in type II diabetes and the metabolic syndrome and on inflammatory bowel disease, rheumatoid arthritis, renal disease, systemic lupus erythematosus, and osteoporosis//Evid. Rep. Technol. Assess. (Summ). 2004; 89: 1 4.
  21. Stoll A. L., Locke C. A., Marangell L. B., Severus W. E. Omega-3 fatty acids and bipolar disorder: a review//Prostaglandins. Leukot. Essent. Fatty. Acids. 1999; 60: 329 337.
  22. Kremer J. M., Lawrence D. A., Petrillo G. F., Litts L. L., Mullaly P. M., Rynes R. I., Stocker R. P., Parhami N., Greenstein N. S., Fuchs B. R. et al. Effects of high-dose fish oil on rheumatoid arthritis after stopping nonsteroidal antiinflammatory drugs. Clinical and immune correlates// Arthritis. Rheum. 1995; 38 (8): 1107 1114.
  23. MacLean C. H., Mojica W. A., Morton S. C., Pencharz J., Hasenfeld Garland R., Tu W., Newberry S. J., Jungvig L. K., Grossman J., Khanna P., Rhodes S., Shekelle P. Effects of ω-3 fatty acids on lipids and glycemic control in type II diabetes and the metabolic syndrome and on inflammatory bowel disease, rheumatoid arthritis, renal disease, systemic lupus erythematosus, and osteoporosis//Evid. Rep. Technol. Assess. (Summ). 2004; 89: 1 4.
  24. Allender S., Scarborough P., Peto V., Rayner M.; British Heart Foundation Health Promotion Research Group, Department of Public Health, University of Oxford; Leal J., Luengo-Fernandez R., Gray A.; Health Economic Research Group, Department of Public Health, University of Oxford. European cardiovascular disease statistics 2008. Документ доступен на сайте http://www.heartstats.org
  25. Tunstall-Pedoe H., Kuulasmaa K., Mahonen M. et al. Contribution of trends in survival and coronary-event rates to changes in coronary heart disease mortality: 10 year results from 37 WHO MONICA project populations. Monitoring trends and determinants in cardiovascular disease. Lancet 1999; 353 (9164): 1547 57.
  26. Rupp H, Zarain-Herzberg A, Maisch B. The use of partial fatty acid oxidation inhibitors for metabolic therapy of angina pectoris and heart failure. Herz. 2002; 27: 621 36.
  27. Harris W. S. N-3 fatty acids and serum lipoproteins: human studies // Am. J. Clin. Nutr. – 1997. – Vol. 65 (5 Suppl). – P. 1645 1654.
  28. Ernst E. Effects of n-3 fatty acids on blood rheology // J. Internal Med. – 1989. – Vol. 225 (Suppl. 1). – P. 129 132.
  29. Simopoulos A. P., Kifer R. R., Martin R. E.?Health effects of omega-3 polyunsaturated fatty acid in seafood’s // World Rev. Nutr. Diet. – 1991. – Vol. 66, № 1. – P. 592.
  30. Пыж М. В., Грацианский Н. А., Добровольский А. Б. Влияние диеты, обогащенной Омега-3 полиненасыщенными жирными кислотами, на показатели фибринолитической системы крови у больных на начальных стадиях ишемической болезни сердца // Кардиология. – 1993. – № 6. – С. 21 25.
  31. Barcelli U. O., Glass-Greenwalt P., Pollak V. E. Enhancing effect of dietary supplementation with Omega-3 fatty acid on plasma fibrinolysis in normal subject // Thromb. Res. – 1985. – Vol. 39. – P. 307 312.
  32. Меерсон Ф. З., Сянь Цюнь Фу, Белкина Л. М. Коррекция нарушений сократительной функции и электрической стабильности сердца при постинфарктном кардиосклерозе у крыс с помощью диеты, обогощенной полиненасыщенными жирными кислотами // Кардиология. – 1994. – № 4. – С. 105 110.
  33. Меерсон Ф. З., Белкина Л. М., Сянь Цюнь Фу. Коррекция нарушений электрической стабильности сердца при постинфарктном кардиосклерозе с помощью диеты, обогощенной полиненасыщенными жирными кислотами // Бюлл. эксперим. биол. и медицины. – 1993. – № 4. – С. 343 345.
  34. Charnock J. S. Antiarrythmic effects of fish oils // Simopoulos A. P., Kifer R. R., Martin R. E. eds. Health effects of omega-3 polyunsaturated fatty acid in seafcods. World Rev. Nutr. Diet. – 1991. – Vol. 66. – P. 278 291.
  35. GISSI-Prevenzione Investigators Dietary Supplementation with n-3 polyunsaturated fatty acids and vitamin E after myocardial infarction: results of GISSI-Prevenzione trial // Lancet. – 1999. – Vol. 354. – P. 447 455.
  36. Kaizer L., Boyd N. F., Krinkov V. Fish consumption and breast cancer risk: an ecological study // Nutr. Cancer. – 1989. – № 12. – P. 61 68.
  37. Kromhout D. The importance of n-6 and n-3 fatty acids in carcinogenesis // Med. Oncol. Tumor Pharmacother. – 1990. – № 7. – P. 173 176.
  38. Ames B. N., Gold L. S., Willett W. C. The causes and prevention of cancer // Pract. Natl. Acad. Sci USA. – 1995. – Vol. 92. – P. 5258 5265.
  39. Godley P. A., Campbell M. K., Gallagher P. Biomarkers of essential fatty acids consumption and risk of prostatic carcinoma // Cancer Epidemiol. Biomarkers Prev. – 1936. – № 5. – P. 889 895.
  40. Hendrickse C. W., Keighley M. R., Neoptolemas J. P. Dietary omega-3 fats reduce proliferation and tumor yealds at colorecat anastomosis in rats // Gastroenterology. – 1995. – Vol. 109, № 2. – P. 431 439.
  41. Tavani A., Gallus S., La Vecchia C., Negri E. Risk factors for breast cancer in woman under 40 yaers. Eur S. Cancer 1999, V235, P.1361 7.154234; Thompson*D:E. Immunization agalst GnRH im male Species. Anim reprod Sci 2000, V.2, P.60 61.
  42. Масуев К. А. Влияние полиненасыщенных жирных кислот Омега-3 класса на позднюю фазу аллергической реакции у больных бронхиальной астмой // Тер. архив. – 1997. – № 3. – С. 31 33.
  43. Arm J. P., Horton C. E., Dpur B. W. The effects of dietary supplementation with fish oil on the airways response to inhaled allergen in bronchial asthma. – Am. Rev. Resp. Dis. – 1989. – Vol. 139. – P. 1395 1400
  44. Dry J., Vincent D. Effects of fish oil diet on asthma: Results of one year double-blind study // Int. Arch. Allergy Appl. Immunol. – 1991. – Vol. 95. – P. 156 157.
  45. Морозова Н. А. Изучение фармакодинамического действия препарата Теком в экспериментальной модели воспалительного процесса в легких и атеросклероза // Укр. пульмонол. журн. – 1997. – № 1. – С. 40 42.
  46. Омега-3 ПНЖК, новый лекарственный препарат Теком / под ред Ю. И. Фещенко и В. К. Гаврисюка. – Киев, 1996. – 124 с.
  47. Гончар К. Є. Експериментальне дослідження застосування Текому у комплексній терапії туберкульозу легень // Сучасні інфекції. – 1999. – № 3. – С. 63 66.
  48. Гипохолестеринемическое действие нового лекарственного препарата Теком / Ю. І. Фещенко, В. К. Гаврисюк, Н. А. Морозова, А. І. Ячник, В. Ы. Коржов, А. Н. Алферов, Н. В. Осадчук // Укр. кардіол. журнал. – 1996. – № 3. – С. 180 181.