Оценка клинической эффективности препарата NFO Lipid Balance Anti Cholesterin в лечении дислипидемии

Содержание статьи:
  • Пациенты и методы
  • Результаты исследования и их обсуждение
  • Заключение
  • References

Авторы: О.В.Самбурская1,2, С.Ю.Калинченко1,2, Л.О.Ворслов1,2

1Российский университет дружбы народов (РУДН), Москва, Российская Федерация;
2Клиника профессора Калинченко, Москва, Российская Федерация

Возможность лечения дислипидемии, основанного на применении витаминов группы В и коэнзима Q10.

Цель. Оценить возможность коррекции дислипидемии при помощи препарата, содержащего красный ферментированный рис, витамин В3, В12, В6, В9, коэнзим Q10.

Пациенты и методы. В исследование включены 24 пациента обоих полов с дислипидемией – лабораторно-подтвержденные изменения в липидном профиле, который оценивался по уровню холестерина общего, ЛПНП, ЛПВП, триглицеридов в анализе крови. Лечение не включало коррекцию питания. В течение 6 мес пациенты получали препарат, содержащий красный ферментированный рис, витамин В3, В12, В6, В9, коэнзим Q10. Липидный профиль оценивался на трех визитах: перед началом приёма препарата, через 3 мес и через 6 мес лечения.

Обработка данных была проведена и использованием программного пакета программ IBM SPSS Statistics 23.0 (USA). 

Результаты. До начала лечения у всех 24 пациентов наблюдались изменения в липидном профиле: уровень холестерина общего от 4,2 до 11,4 ммоль/л, среднее значение – 6,6 ± 1,17 ммоль/л, уровень ЛПВП от 0,7 до 2,4 ммоль/л, среднее значение – 1,3 ± 0,34 ммоль/л, ЛПНП о 2,2 до 5,9 ммоль/л, среднее значение – 4,0 ± 0,95 ммоль/л, уровень триглицеридов от 1,0 до 7,3 ммоль/л, среднее значение – 2,2 ± 0,89 ммоль/л. На фоне проводимого лечения через 6 мес уровень холестерина снизился у 22 (92%) пациентов и составил от 4,5 до 9,1 ммоль/л, среднее значение – 5,09 ± 0,73 ммоль/л (р < 0,01), у 1 пациента (4%) результат без динамики и у 1 (4%) пациента уровень холестерина повысился. Уровень ЛПВП повысился у 21 (88%) пациента и составил от 1,0 до 2,5 ммоль/л, среднее значение – 1,7 ± 0,28 ммоль/л (р < 0,01), у 3 (12%) пациентов понизился. Уровень ЛПНП понизился у 15 (63%) пациентов и составил от 2,5 до 5,3 ммоль/л, среднее значение – 3,7 ± 0,55 ммоль/л (р < 0,01), повысился у 9 (37%) пациентов. Уровень триглицеридов снизился у 23 (96%) пациентов и составил от 0,7 до 3,3 ммоль/л, среднее значение – 1,4 ± 0,43 ммоль/л (р < 0,01), у 1 (4%) пациента уровень триглицеридов вырос.

Обсуждение. Коррекция дефицитов по витаминам группы В, коэнзима Q10 показало достоверное и клинически значимое снижение уровня холестерина общего, ЛПНП и триглицеридов, и увеличение ЛПВП.

Заключение. Применение препарата, содержащего витамины группы В (пантотеновая кислота, пиридоксин, фолиевая кислота, цианокобаламин), коэнзим Q10 и красный ферментированный рис, показало свою эффективность в лечении дислипидемии, что может применяться в клинической практике.

Ключевые слова: дислипидемия, коэнзим Q10, ЛПВП, ЛПНП, пантотеновая кислота, пиридоксин, триглицериды, фолиевая кислота, холестерин, цианокобаламин

Evaluation of the clinical efficacy of the drug NFO lipid balance anti cholesterol in the treatment of dyslipidemia

O.V.Samburskaya1,2, S.Yu.Kalinchenko1,2, L.O.Vorslov1,2

1Professor Kalinchenko Clinic, Moscow, Russian Federation;

2Peoples' Friendship University of Russia (RUDN), Moscow, Russian Federation

The possibility of treating dyslipidemia based on the use of B vitamins and coenzyme Q10.

Objective. To evaluate the possibility of correcting dyslipidemia with a preparation containing red fermented rice, vitamin B3, B12, B6, B9, coenzyme Q10.

Patients and methods. The study included 24 patients of both sexes with dyslipidemia – laboratory-confirmed changes in the lipid profile, which was assessed by the level of total cholesterol, LDL, HDL, triglycerides in the blood test. The treatment did not include nutrition correction. For 6 months, patients received a drug containing red fermented rice, vitamin B3, B12, B6, B9, coenzyme Q10. The lipid profile was assessed at three visits: before taking the drug, after 3 months and after 6 months of treatment.

Statistical data processing was performed using IBM SPSS Statistics 23.0 software (USA).

Results. Before the start of treatment, all 24 patients had changes in the lipid profile: total cholesterol level from 4.2 to 11.4 mmol/l, average value – 6.6 ± 1.17 mmol/L, HDL level from 0.7 to 2.4 mmol/L, average value – 1.3 ± 0.34 mmol/l, LDL about 2.2 to 5.9 mmol/l, the average value is 4.0 ± 0.95 mmol/l, the triglyceride level is from 1.0 to 7.3 mmol/l, the average value is 2.2 ± 0.89 mmol/L. Against the background of the treatment, after 6 months, the cholesterol level decreased in 22 (92%) patients and ranged from 4.5 to 9.1 mmol/l, the average value was 5.9 ± 0.73 mmol/l (p < 0.01), in 1 patient (4%) the result was without dynamics and in 1 (4%) patient the cholesterol level has increased. The HDL level increased in 21 (88%) patients and ranged from 1.0 to 2.5 mmol/l, the average value was 1.7 ± 0.28 mmol/l (p < 0.01), decreased in 3 (12%) patients. LDL decreased in 15 (63%) patients and ranged from 2.5 to 5.3 mmol/l, the average value was 3.7 ± 0.55 mmol/l (p < 0.01), increased in 9 (37%) patients. Triglyceride levels decreased in 23 (96%) patients and ranged from 0.7 to 3.3 mmol/l, the average value was 1.4 ± 0.43 mmol/l (p < 0.01), triglyceride levels increased in 1 (4%) patient.

Discussion. Correction of deficiencies in B vitamins, coenzyme Q10 showed a significant and clinically significant decrease in total cholesterol, LDL and triglycerides, and an increase in HDL.

Conclusion. The use of a drug containing B vitamins (pantothenic acid, pyridoxine, folic acid, cyanocobalamin), coenzyme Q10 and red fermented rice has shown its effectiveness in the treatment of dyslipidemia, which can be used in clinical practice.

Key words: dyslipidemia, coenzyme Q10, HDL, LDL, pantothenic acid, pyridoxine, triglycerides, folic acid, cholesterol, cyanocobalamin

Оценка клинической эффективности препарата NFO Lipid Balance Anti Cholesterin в лечении дислипидемии

Риск развития сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ), таких как атеросклероз, ишемическая болезнь сердца (ИБС), инфаркт миокарда (ИМ), возрастает при наличии у пациентов нарушения липидного обмена. К дислипидемиям относят повышение уровня холестерина, триглицеридов, липопротеинов низкой и очень низкой плотности (ЛПНП, ЛПОНП) и снижение концентрации липопротеинов высокой плотности (ЛПВП). Так как концентрация холестерина в крови является основополагающим фактором в развитии атеросклероза и ИБС, то ESC (Европейское общество кардиологов) и EAS (Европейское общество атеросклероза) были выпущены обновленные рекомендации о 2019 г. по целевому уровню холестерина ЛПНП для предотвращения риска ССЗ, который не должен превышать у пациентов с высоким и очень высоким риском развития осложнений 1,8 ммоль/л и 1,4 ммоль/л соответственно [1].

В настоящее время используют несколько групп препаратов для коррекции дислипидемий и предотвращения риска развития ССЗ: 

- статины, которые препятствуют синтезу холестерина на ранних этапах, ингибируя 3-гидрокси-3-метил-глутарил-КоА-редуктазу (ГМГ-КоА-редуктазу), фермент, катализирующий начальную реакцию образования мевалоновой кислоты из β-гидрокси-β-метилглутарил-КоА (ГМГ-КоА); 

- фибраты активируют PPARα (альфа рецепторы, активируемые пролифератами пероксисом), что приводит к усилению активности фермента липопротеинлипазы с повышением липолиза и выведением липопротеинов с высоким содержанием триглицеридов, уменьшению синтеза апопротеинов СIII, входящих в состав хиломикронов и ЛПОНП, и увеличивая синтез апопротеинов AI и АII, входящих в состав ЛПВП;

- селективный ингибитор абсорбции холестерина в кишечнике (эзетимиб);

- ингибиторы фермента PCSK9 (протеиновая конвертаза субтилизин-кексинового типа). Повышение активности фермента PCSK9 приводит с снижению плотности/количества рецепторов к ЛПНП, расположенных на поверхности гепатоцитов, что снижает и замедляет утилизацию этих липопротеинов, способствуя увеличению ЛПНП в крови соответственно [2, 3].

Однако данные исследований по применению препаратов, направленных на коррекцию дислипидемии, противоречивые. Так, несмотря даже на достижение целевых показателей по уровню холестерина, и эффективное снижение уровня ЛПОНП, ЛПНП, триглицеридов, рекомендуемых ESC и EAS, риск развития ССЗ, осложнений ССЗ, особенно у пациентов с сахарным диабетом (СД) сохраняется, что характерно для монотерапии статинами [4–9], для комбинированного лечения статинами и препаратом эзетимиб [10] и при добавлении к лечению статинами ингибитора фермента PCSK9 [11].

Пациенты и методы

В исследование включены 24 пациента обоих полов в возрасте от 30 до 73 лет, средний возраст – 50,6 ± 11,18 лет, распределение по полу – мужчин 12 (50%), женщин 12 (50%), у которых имелись изменения в липидном профиле. 

Всем пациентам оценивался липидный профиль в крови по уровню холестерина общего, ЛПНП, ЛПВП и триглицеридов в начале лечения, через 3 и через 6 мес. Всем пациентам был назначен препарат NFO lipid balance anti cholesterol, содержащий рис красный ферментированный 400 мг, коэнзим Q10 3,33 мг, витамин В3 5,33 мг, витамин В12 0,0005 мг, витамин В6 0,36 мг, витамин В9 0,05 мг в одной капсуле. Режим приема препарата по 2 капсулы 3 раза в день первый месяц, далее по 1 капсуле 3 раза в день до 6 мес. Пациенты принимали препарат без соблюдения диетических рекомендаций.

Критерии исключения: беременные и кормящие грудью женщины, пациенты младше 18 лет; пациенты с атеросклерозом (сужением аорты, артерий и коронарный артерий 30% и более), с высоким и очень высоким риском развития осложнений ССЗ, нестабильной стенокардией, с ИМ (прединфарктный период, острый и в ближайший постинфарктном период), с нарушениями сердечного ритма, сердечной недостаточностью, СД, ожирением 2-й и 3-й степени (классификация по индексу массы тела ВОЗ, 2004).

Результаты исследования и их обсуждение

У всех 24 пациентов наблюдалась дислипидемия до начала приема препарата по анализу крови:

- уровень холестерина общего от 4,2 до 11,4 ммоль/л, среднее значение – 6,6 ± 1,17 ммоль/л; 

- уровень ЛПВП от 0,7 до 2,4 ммоль/л, среднее значение – 1,3 ± 0,34 ммоль/л; 

- ЛПНП от 2,2 до 5,9 ммоль/л, среднее значение – 4,0 ± 0,95 ммоль/л; 

- уровень триглицеридов от 1,0 до 7,3 ммоль/л, среднее значение – 2,2 ± 0,89 ммоль/л. 

Через три месяца повторные анализы показали следующие результаты:

- уровень холестерина общего от 4,8 до 9,9 ммоль/л, среднее значение – 6,2 ± 0,96 ммоль/л (р < 0,01). У трех пациентов (12%) уровень холестерина не изменился по сравнению с исходным, у 5 пациентов (21%) повысился, у 16 (67%) снизился;

- уровень ЛПВП от 0,9 до 2,3 ммоль/л, среднее значение – 1,4 ± 0,22 ммоль/л (р < 0,01). У 18 пациентов (75%) уровень ЛПВП повысился по сравнению с исходным, у 6 (26%) пациентов – снизился.

- уровень ЛПНП от 2,6 до 6,7 ммоль/л, среднее значение – 3,9 ± 0,83 ммоль/л (р < 0,01). У 14 пациентов (58%) уровень ЛПНП снизился по сравнению с исходным, у 10 (42%) пациентов – увеличился.

- уровень триглицеридов от 0,6 до 5,4 ммоль/л, среднее значение – 1,7 ± 0,74 ммоль/л. Уровень триглицеридов снизился по сравнению с исходным у 21 пациента (88%), повысился у 3 пациентов (12%).

На фоне проводимого лечения через 6 мес на 3-м визите: 

- уровень холестерина от 4,5 до 9,1 ммоль/л, среднее значение – 5,9 ± 0,73 ммоль/л (р < 0,01). У 1 пациента (4%) результат без динамики, у 1 (4%) пациента уровень холестерина повысился, снизился у 22 (92%) пациентов по сравнению с исходным (рис. 1).

Рис.1.png

Рис. 1. Динамика изменения холестерина общего на фоне терапии через 3 и 6 месяцев по сравнению с исходным уровнем.

Холестерин общий, ммоль/л

Визиты: первый, через 3 и 6 мес

- уровень ЛПВП составил от 1,0 до 2,5 ммоль/л, среднее значение – 1,7 ± 0,28 ммоль/л (р < 0,01). У 3 (12%) пациентов понизился, повысился у 21 (88%) пациента по сравнению с исходным (рис. 2). 

Рис 2.png

Рис. 2. Динамика изменения ЛПВП на фоне терапии через 3 и 6 месяцев по сравнению с исходным уровнем.
 
ЛПВП, ммоль/л

Визиты: первый, через 3 и 6 мес

- уровень ЛПНП составил от 2,5 до 5,3 ммоль/л, среднее значение – 3,7 ± 0,55 ммоль/л (р < 0,01). Повысились ЛПНП по сравнению с исходным у 9 (37%) пациентов, понизились у 15 (63%) пациентов (рис. 3). 

Рис. 3.png

Рис. 3. Динамика изменения ЛПНП на фоне терапии через 3 и 6 месяцев по сравнению с исходным уровнем.

 ЛПНП, ммоль/л

Визиты: первый, через 3 и 6 мес

- уровень триглицеридов снизился у 23 (96%) пациентов и составил от 0,7 до 3,3 ммоль/л, среднее значение – 1,4 ± 0,43 ммоль/л (р < 0,01). У 1 (4%) пациента уровень триглицеридов вырос по сравнению с исходным (рис. 4).

Рис. 4.png

Рис. 4. Динамика изменения триглицеридов на фоне терапии через 3 и 6 месяцев по сравнению с исходным уровнем.


Существующие липидно-белковые комплексы имеют сферическую структуру, содержащую гидрофобный центр и гидрофильную оболочку (рис. 5). 

Рис. 5.png

Рис. 5. Строение частицы липопротеина.

Свободный холестерин

Белки
Фосфолипиды
Эфиры холестерина
Триглицериды

Подразделяются липопротеиды на неатерогенные и атерогенные, к первым относятся ЛПВП, которые наиболее богаты фосфолипидами, имеют маленькие размеры, благодаря чему легко проникают через сосудистую стенку и обеспечивают транспорт холестерина из тканей и органов в печень с последующей экскрецией холестерина в составе желчных кислот. 

Кроме этого, ЛПВП обладают способностью делать устойчивыми ЛПНП, защищая их к тоже от перекисного окисления, препятствуя образованию «пенистых клеток», играющих ключевую роль в патогенезе атеросклероза [12–15].

Основным транспортным средством для триглицеридов и холестерина являются атерогенные липидно-белковые комплексы, к которым относятся хиломикроны, ЛПОНП, ЛПНП. Триглицериды являются важным источником неэстерифицированных жирных кислот, являющихся энергетическим субстратом для скелетной мускулатуры и миокарда, в результате реакции β-окисления, которая сопровождается образованием энергии. Холестерин, с свою очередь, входит в состав мембран клеток, обеспечивая прочный каркас и текучесть, регулирует клеточную проницаемость, он необходим как субстрат для синтеза желчных кислот, гормонов стероидной структуры надпочечников и половых желез, витамина Д и холестерин является хелатирующим агентом. Максимальное количество холестерина содержится в головном мозге, нервах и соединительной ткани [16]. Почти любая клетка нашего организма способна синтезировать холестерин, но главным органом производства эндогенного холестерина до 80% является печень [17–19].

Несмотря на важную функцию триглицеридов и холестерина, липопротеиды, которые их переносят, относятся к провоцирующим атеросклероз. ЛПНП, ЛПОНП, хиломикроны осуществляют транспорт к тканям и имеют большие размеры, что затрудняет их миграцию через сосудистую стенку (рис. 6).

Рис. 6.png

Рис. 6. Состав, размеры и плотность липопротеидов.
 
Хиломикроны

Апопротеин – 2%
Триглицериды – 90%
Холестерин – 5%
Другие липиды – 3%


Липопротеины очень низкой плотности
Апопротеин – 10%
Триглицериды – 60%
Холестерин – 15%
Другие липиды – 15%


Липопротеины низкой плотности
Апопротеин – 25%
Триглицериды – 10%
Холестерин – 55%
Другие липиды – 10%


Липопротеины высокой плотности
Апопротеин – 50%
Триглицериды – 3%
Холестерин – 20%
Другие липиды – 25%


Белковая оболочка (апопротеин)
Триглицериды
Холестерин
Другие липиды

Учитывая то, что холестерин является жизненно необходимым субстратом для метаболизма, то каждая клетка реагирует на дефицит холестерина усилением синтеза рецепторов к ЛПНП и увеличивается активность фермента ГМГ-КоА-редуктазы, а при достаточном уровне холестерина наблюдается обратная ситуация [20]. 

Таким образом подавляя синтез эндогенного холестерина, количество рецепторов к ЛПНП, препятствуя всасыванию экзогенного холестерина в кишечнике, усиливая липолиз, препараты приводят к возникновению внутриклеточного «голодания», недостатку холестерина, как субстрата для стероидных гормонов, и к дефициту триглицеридов, т.е. энергетического субстрата. Гиполипидемические препараты имеют спорную эффективность, снижая уровень холестерина, триглицеридов, ЛПНП, повышая уровень ЛПВП, они мало влияют на уменьшение риска развития осложнений ССЗ, при этом обладая рядом достаточно неприятных и тяжелых осложнений. И если разобраться в метаболизме липидов в организме, то они выполняют очень важные функции, так в биосинтезе холестерина из ацетио-КоА также синтезируются убихинон Q10 и Se-содержащая глутатионпероксидаза (рис. 7).

Рис.7.png

Рис. 7. Схема синтеза Se-содержащей глутатионпероксидазы, убихинона Q10, холестерина и место приложение действия статинов.

Глутатионпероксидаза и убихинон Q10 не только защищают от свободнорадикального окисления, уменьшая перекисное окисление липидов, в том числе и фосфолипидов мембран клеток, с сохранением целостности клеток, но коэнзим Q10 является одним из переносчиков электронов в дыхательной цепи митохондрий, и блокировка его синтеза приводит к снижению макроэргических соединений: АТФ и креатинфосфата, что сопровождается снижением энергообеспечения клеток и тканей с последующим нарушением функции органов [21].

Наиболее часто дислипидемии развиваются при гипотиреозе, ожирении, СД, алкоголизме, стрессе, обструктивных заболеваниях желчевыводящих путей, при недостаточном/пониженном питании, синдроме мальабсорбции, нефротическом синдроме, хронической почечной недостаточности и др., но также изменения в уровнях липидов могут предшествовать этим заболеваниям и вызывать патологические изменения и заболевания в других органах, например поражение глаз, ССС, увеличение риска развития злокачественных новообразований [22–25]. Ряд исследований нашли взаимосвязь между изменениями в липидном профиле и низким уровнем тестостерона [26], взаимосвязь между нарушением функции ЖКТ и уровнем холестерина в крови [27]. Непосредственное положительное влияние на липидный профиль оказывают витамины группы В, коэнзим Q10, ниацин, что позволяет включать эти соединения в препараты, предназначенные для коррекции дислипидемий [28].

Заключение

Таким образом коррекция диспилидемии возможна при применении препарата, содержащего витамины группы В (пантотеновая кислота, пиридоксин, фолиевая кислота, цианокобаламин), коэнзим Q10 и красный ферментированный рис, что показало свою эффективность в клинической практике.

Литература
  1. Raygor V, Khera A. New Recommendations and Revised Concepts in Recent Guidelines on the Management of Dyslipidemias to Prevent Cardiovascular Disease: the 2018 ACC/AHA and 2019 ESC/EAS Guidelines. Curr Cardiol Rep. 2020 Jul 9;22(9):87. DOI: 10.1007/s11886-020-01331-z
  2. 2. Чаулин АМ, Свечков НА, Волкова СЛ. Основные группы ингибиторов пропротеиновой конвертазы субтилизин-кексинового типа 9: механизмы действия и клиническая эффективность. Ч. 1. Врач. 2021;3(3):21-6. DOI: 10.29296/25877305-2021-03-04
  3. 3. Zambon A. Холестерин, не связанный с липопротеинами высокой плотности, и сердечно-сосудистые заболевания у пациентов с сахарным диабетом и дислипидемией. Diabetes Mellitus. 2020;23(1):65-71. DOI: 10.14341/DM10351
  4. 4. Collins R, Armitage J, Parish S, Sleigh P, Peto R; Heart Protection Study Collaborative Group. MRC/BHF Heart Protection Study of cholesterol-lowering with simvastatin in 5963 people with diabetes: a randomised placebo-controlled trial. Lancet. 2003 Jun 14;361(9374):2005-16. DOI: 10.1016/s0140-6736(03)13636-7
  5. 5. Sacks FM, Pfeffer MA, Moye LA, Rouleau JL, Rutherford JD, Cole TG, et al. The effect of pravastatin on coronary events after myocardial infarction in patients with average cholesterol levels. Cholesterol and Recurrent Events Trial investigators. N Engl J Med. 1996 Oct 3;335(14):1001-9. DOI: 10.1056/NEJM199610033351401
  6. 6. Kearney PM, Blackwell L, Collins R, Keech A, Simes J, Peto R, et al. Efficacy of cholesterol-lowering therapy in 18,686 people with diabetes in 14 randomised trials of statins: a meta-analysis. Lancet. 2008 Jan 12;371(9607):117-25. DOI: 10.1016/S0140-6736(08)60104-X
  7. 7. Long-Term Intervention with Pravastatin in Ischaemic Disease (LIPID) Study Group. Prevention of cardiovascular events and death with pravastatin in patients with coronary heart disease and a broad range of initial cholesterol levels. N Engl J Med. 1998 Nov 5;339(19):1349-57. DOI: 10.1056/NEJM199811053391902
  8. 8. Shepherd J, Blauw GJ, Murphy MB, Bollen EL, Buckley BM, Cobbe SM, et al; PROSPER study group. PROspective Study of Pravastatin in the Elderly at Risk. Pravastatin in elderly individuals at risk of vascular disease (PROSPER): a randomised controlled trial. Lancet. 2002 Nov 23;360(9346):1623-30. DOI: 10.1016/s0140-6736(02)11600-x
  9. 9. Sever PS, Dahlöf B, Poulter NR, Wedel H, Beevers G, Caulfield M, et al; ASCOT investigators. Prevention of coronary and stroke events with atorvastatin in hypertensive patients who have average or lower-than-average cholesterol concentrations, in the Anglo-Scandinavian Cardiac Outcomes Trial-Lipid Lowering Arm (ASCOT-LLA): a multicentre randomised controlled trial. Lancet. 2003 Apr 5;361(9364):1149-58. DOI: 10.1016/S0140-6736(03)12948-0
  10. 10. Cannon CP, Blazing MA, Giugliano RP, McCagg A, White JA, Theroux P, et al; IMPROVE-IT Investigators. Ezetimibe Added to Statin Therapy after Acute Coronary Syndromes. N Engl J Med. 2015 Jun 18;372(25):2387-97. DOI: 10.1056/NEJMoa1410489
  11. 11. Sabatine MS, Giugliano RP, Keech AC, Honarpour N, Wiviott SD, Murphy SA, et al.; FOURIER Steering Committee and Investigators. Evolocumab and Clinical Outcomes in Patients with Cardiovascular Disease. N Engl J Med. 2017 May 4;376(18):1713-1722. DOI: 10.1056/NEJMoa1615664
  12. 12. Mouritsen OG, Zuckermann MJ. What's so special about cholesterol? Lipids. 2004 Nov;39(11):1101-13. DOI: 10.1007/s11745-004-1336-x
  13. 13. Vance DE, Van den Bosch H. Cholesterol in the year 2000. Biochim Biophys Acta. 2000 Dec 15;1529(1-3):1-8. DOI: 10.1016/s1388-1981(00)00133-5
  14. 14. Berberich AJ, Hegele RA. A Modern Approach to Dyslipidemia. Endocr Rev. 2022 Jul 13;43(4):611-653. DOI: 10.1210/endrev/bnab037
  15. Morgan AE, Mooney KM, Wilkinson SJ, Pickles NA, Mc Auley MT. Cholesterol metabolism: A review of how ageing disrupts the biological mechanisms responsible for its regulation. Ageing Res Rev. 2016 May;27:108-124. DOI: 10.1016/j.arr.2016.03.008
  16. Pfrieger FW, Ungerer N. Cholesterol metabolism in neurons and astrocytes. Prog Lipid Res. 2011 Oct;50(4):357-71. DOI: 10.1016/j.plipres.2011.06.002
  17. Vodnala D, Rubenfire M, Brook RD. Secondary causes of dyslipidemia. Am J Cardiol. 2012 Sep 15;110(6):823-5. DOI: 10.1016/j.amjcard.2012.04.062
  18. Mancini GBJ, Hegele RA, Leiter LA. Dyslipidemia. Can J Diabetes. 2018 Apr;42 Suppl 1:S178-S185. DOI: 10.1016/j.jcjd.2017.10.019
  19. Garg A, Simha V. Update on dyslipidemia. J Clin Endocrinol Metab. 2007 May;92(5):1581-9. DOI: 10.1210/jc.2007-0275
  20. Окороков АН. Диагностика болезней внутренних органов. Т. 6. Диагностика болезней сердца и сосудов. М.: Медицинская литература, 2002.
  21. Ланкин ВЗ, Тихазе АК, Капелько ВИ, Шепелькова ГС, Шумаев КБ, Панасенко ОМ, и др. Механизмы окислительной модификации липопротеидов низкой плотности при окислительном и карбонильном стрессах. Биохимия. 2007;72(10):1330-1341.
  22. Schofield JD, Liu Y, Rao-Balakrishna P, Malik RA, Soran H. Diabetes Dyslipidemia. Diabetes Ther. 2016 Jun;7(2):203-19. DOI: 10.1007/s13300-016-0167-x
  23. Vekic J, Zeljkovic A, Stefanovic A, Jelic-Ivanovic Z, Spasojevic-Kalimanovska V. Obesity and dyslipidemia. Metabolism. 2019 Mar;92:71-81. DOI: 10.1016/j.metabol.2018.11.005
  24. Barter P, Gotto AM, LaRosa JC, Maroni J, Szarek M, Grundy SM, et al.; Treating to New Targets Investigators. HDL cholesterol, very low levels of LDL cholesterol, and cardiovascular events. N Engl J Med. 2007 Sep 27;357(13):1301-10. DOI: 10.1056/NEJMoa064278
  25. Betzler BK, Rim TH, Sabanayagam C, Cheung CMG, Cheng CY. High-Density Lipoprotein Cholesterol in Age-Related Ocular Diseases. Biomolecules. 2020 Apr 22;10(4):645. DOI: 10.3390/biom10040645
  26. Huang B, Song BL, Xu C. Cholesterol metabolism in cancer: mechanisms and therapeutic opportunities. Nat Metab. 2020 Feb;2(2):132-141. DOI: 10.1038/s42255-020-0174-0
  27. Калинченко СЮ, Апетов СС. Роль андрогенов у женщин: что мы знаем? Лечащий врач. 2010;8:78.
  28. Kruit JK, Groen AK, van Berkel TJ, Kuipers F. Emerging roles of the intestine in control of cholesterol metabolism. World J Gastroenterol. 2006 Oct 29;12(40):6429-39. DOI: 10.3748/wjg.v12.i40.6429
  29. Плешкова НА. Научное обоснование функциональной направленности рецептурной формулы биологически активной добавки «Атеролекс». Международная научно-практическая конференция «Современные проблемы товароведения, экономики и индустрии питания». Российский экономический университет им. Г.В.Плеханова, 2016. 

References

  1. Raygor V, Khera A. New Recommendations and Revised Concepts in Recent Guidelines on the Management of Dyslipidemias to Prevent Cardiovascular Disease: the 2018 ACC/AHA and 2019 ESC/EAS Guidelines. Curr Cardiol Rep. 2020 Jul 9;22(9):87. DOI: 10.1007/s11886-020-01331-z
  2. Chaulin AM, Svechkov NA, Volkova SL. Main groups of proprotein convertase subtilisin/kexin type 9 inhibitors: mechanisms of action and clinical efficacy. Part 1. Vrach (The Doctor). 2021;3(3):21-6. DOI: 10.29296/25877305-2021-03-04 (In Russian).
  3. Zambon A. Non-high-density lipoprotein cholesterol and cardiovascular disease in patients with diabetic dyslipidaemia. Diabetes mellitus. 2020;23(1):65-71. DOI: 10.14341/DM10351 (In Russian).
  4. Collins R, Armitage J, Parish S, Sleigh P, Peto R; Heart Protection Study Collaborative Group. MRC/BHF Heart Protection Study of cholesterol-lowering with simvastatin in 5963 people with diabetes: a randomised placebo-controlled trial. Lancet. 2003 Jun 14;361(9374):2005-16. DOI: 10.1016/s0140-6736(03)13636-7
  5. Sacks FM, Pfeffer MA, Moye LA, Rouleau JL, Rutherford JD, Cole TG, et al. The effect of pravastatin on coronary events after myocardial infarction in patients with average cholesterol levels. Cholesterol and Recurrent Events Trial investigators. N Engl J Med. 1996 Oct 3;335(14):1001-9. DOI: 10.1056/NEJM199610033351401
  6. Kearney PM, Blackwell L, Collins R, Keech A, Simes J, Peto R, et al. Efficacy of cholesterol-lowering therapy in 18,686 people with diabetes in 14 randomised trials of statins: a meta-analysis. Lancet. 2008 Jan 12;371(9607):117-25. DOI: 10.1016/S0140-6736(08)60104-X
  7. Long-Term Intervention with Pravastatin in Ischaemic Disease (LIPID) Study Group. Prevention of cardiovascular events and death with pravastatin in patients with coronary heart disease and a broad range of initial cholesterol levels. N Engl J Med. 1998 Nov 5;339(19):1349-57. DOI: 10.1056/NEJM199811053391902
  8. Shepherd J, Blauw GJ, Murphy MB, Bollen EL, Buckley BM, Cobbe SM, et al; PROSPER study group. PROspective Study of Pravastatin in the Elderly at Risk. Pravastatin in elderly individuals at risk of vascular disease (PROSPER): a randomised controlled trial. Lancet. 2002 Nov 23;360(9346):1623-30. DOI: 10.1016/s0140-6736(02)11600-x
  9. Sever PS, Dahlöf B, Poulter NR, Wedel H, Beevers G, Caulfield M, et al; ASCOT investigators. Prevention of coronary and stroke events with atorvastatin in hypertensive patients who have average or lower-than-average cholesterol concentrations, in the Anglo-Scandinavian Cardiac Outcomes Trial-Lipid Lowering Arm (ASCOT-LLA): a multicentre randomised controlled trial. Lancet. 2003 Apr 5;361(9364):1149-58. DOI: 10.1016/S0140-6736(03)12948-0
  10. Cannon CP, Blazing MA, Giugliano RP, McCagg A, White JA, Theroux P, et al; IMPROVE-IT Investigators. Ezetimibe Added to Statin Therapy after Acute Coronary Syndromes. N Engl J Med. 2015 Jun 18;372(25):2387-97. DOI: 10.1056/NEJMoa1410489
  11. Sabatine MS, Giugliano RP, Keech AC, Honarpour N, Wiviott SD, Murphy SA, et al.; FOURIER Steering Committee and Investigators. Evolocumab and Clinical Outcomes in Patients with Cardiovascular Disease. N Engl J Med. 2017 May 4;376(18):1713-1722. DOI: 10.1056/NEJMoa1615664
  12. Mouritsen OG, Zuckermann MJ. What's so special about cholesterol? Lipids. 2004 Nov;39(11):1101-13. DOI: 10.1007/s11745-004-1336-x
  13. Vance DE, Van den Bosch H. Cholesterol in the year 2000. Biochim Biophys Acta. 2000 Dec 15;1529(1-3):1-8. DOI: 10.1016/s1388-1981(00)00133-5
  14. Berberich AJ, Hegele RA. A Modern Approach to Dyslipidemia. Endocr Rev. 2022 Jul 13;43(4):611-653. DOI: 10.1210/endrev/bnab037
  15. Morgan AE, Mooney KM, Wilkinson SJ, Pickles NA, Mc Auley MT. Cholesterol metabolism: A review of how ageing disrupts the biological mechanisms responsible for its regulation. Ageing Res Rev. 2016 May;27:108-124. DOI: 10.1016/j.arr.2016.03.008
  16. Pfrieger FW, Ungerer N. Cholesterol metabolism in neurons and astrocytes. Prog Lipid Res. 2011 Oct;50(4):357-71. DOI: 10.1016/j.plipres.2011.06.002
  17. Vodnala D, Rubenfire M, Brook RD. Secondary causes of dyslipidemia. Am J Cardiol. 2012 Sep 15;110(6):823-5. DOI: 10.1016/j.amjcard.2012.04.062
  18. Mancini GBJ, Hegele RA, Leiter LA. Dyslipidemia. Can J Diabetes. 2018 Apr;42 Suppl 1:S178-S185. DOI: 10.1016/j.jcjd.2017.10.019
  19. Garg A, Simha V. Update on dyslipidemia. J Clin Endocrinol Metab. 2007 May;92(5):1581-9. DOI: 10.1210/jc.2007-0275
  20. Okorokov AN. Diagnostika boleznei vnutrennikh organov. T. 6. Diagnostika boleznei serdtsa i sosudov. Moscow: “Meditsinskaya literatura” Publ., 2002. (In Russian).
  21. Lankin VZ, Tikhaze AK, Kapel'Ko VI, Shepel'Kova GS, Panasenko OM, Konovalova GG, et al. Mechanisms of oxidative modification of low density lipoproteins under conditions of oxidative and carbonyl stress. Biochemistry (Moscow). 2007;72(10):1330-1341. (In Russian).
  22. Schofield JD, Liu Y, Rao-Balakrishna P, Malik RA, Soran H. Diabetes Dyslipidemia. Diabetes Ther. 2016 Jun;7(2):203-19. DOI: 10.1007/s13300-016-0167-x
  23. Vekic J, Zeljkovic A, Stefanovic A, Jelic-Ivanovic Z, Spasojevic-Kalimanovska V. Obesity and dyslipidemia. Metabolism. 2019 Mar;92:71-81. DOI: 10.1016/j.metabol.2018.11.005
  24. Barter P, Gotto AM, LaRosa JC, Maroni J, Szarek M, Grundy SM, et al.; Treating to New Targets Investigators. HDL cholesterol, very low levels of LDL cholesterol, and cardiovascular events. N Engl J Med. 2007 Sep 27;357(13):1301-10. DOI: 10.1056/NEJMoa064278
  25. Betzler BK, Rim TH, Sabanayagam C, Cheung CMG, Cheng CY. High-Density Lipoprotein Cholesterol in Age-Related Ocular Diseases. Biomolecules. 2020 Apr 22;10(4):645. DOI: 10.3390/biom10040645
  26. Huang B, Song BL, Xu C. Cholesterol metabolism in cancer: mechanisms and therapeutic opportunities. Nat Metab. 2020 Feb;2(2):132-141. DOI: 10.1038/s42255-020-0174-0
  27. Kalinchenko SYu, Apetov SS. Rol' androgenov u zhenshchin: chto my znaem? Lechashchii vrach. 2010;8:78. (In Russian).
  28. Kruit JK, Groen AK, van Berkel TJ, Kuipers F. Emerging roles of the intestine in control of cholesterol metabolism. World J Gastroenterol. 2006 Oct 28;12(40):6429-39. DOI: 10.3748/wjg.v12.i40.6429
  29.  Pleshkova NA. Nauchnoe obosnovanie funktsional'noi napravlennosti retsepturnoi formuly biologicheski aktivnoi dobavki «Ateroleks». Mezhdunarodnaya nauchno-prakticheskaya konferentsiya «Sovremennye problemy tovarovedeniya, ekonomiki i industrii pitaniya». Rossiiskii ekonomicheskii universitet im. G.V.Plekhanova, 2016. (In Russian).


Еще статьи и исследования

Исследование частичного снижения интенсивности симптомов синдрома Ретта при применении Омега-3 ПНЖК
Клаудио Де Фелис • Синтия Синьорини • Тьерри Дюран • Лусия Чикколи • Сильвия Леончини • Маурицио......ДАЛЕЕ
Как прием Омега-3 ПНЖК снижает привязанность к никотину и помогает бросить курить. Исследование
В университете г. Хайфы (крупнейший город на севере Израиля) было проведено исследование среди к......ДАЛЕЕ
Оценка эффективности NFO Омега-3 Форте у больных с цереброваскулярными заболеваниями и гиперлипидемией
Цереброваскулярные заболевания и наиболее тяжелые их формы — острые нарушения мозгового кровоо......ДАЛЕЕ
Взгляд на NFO Омега-3 ПНЖК с позиции «медицины 5П»
На основе литературных данных и результатов собственных клинических наблюдений предлагается совр......ДАЛЕЕ
Омега-3 полиненасыщенные жирные кислоты как источник долголетия
В середине XX в. впервые были установлены важнейшие физиологические функции в организме ω-3-поли......ДАЛЕЕ
Дефициты нутриентов в питании человека как один из факторов эпигенетики в дерматологии
Открыть в PDF Некрасова Елизавета Георгиевна К.м.н., врач-дерматоловенеролог, трихолог,......ДАЛЕЕ